Решение Верховного суда: Определение N 5-КГ16-76 от 07.06.2016 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №5-КГ16-76

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 7 июня 2016 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кликушина А. А.,

судей Назаренко Т.Н. и Юрьева И.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Маркво А В к Сенаторову А Г об определении места жительства ребенка, взыскании алиментов и по встречному иску Сенаторова А Г к Маркво А В об определении места жительства ребенка

по кассационной жалобе представителя Сенаторова А Г - Данильченко В Б на решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 19 марта 2015 г., дополнительное решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 30 июня 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 октября 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н., выслушав объяснения Сенаторова А.Г. и его представителей Данильченко В.Б. и Ключаревой М.А., поддержавших доводы кассационной жалобы, возражения представителей Маркво А.В. - Чернер М.С. и Корчугановой Ю.А. против доводов кассационной жалобы, объяснения представителя Управления социальной защиты населения района «Арбат г. Москвы ЦАО Павлишиной Т.А.,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Маркво А.В. с учетом уточненных требований обратилась в суд с иском к Сенаторову А.Г. о взыскании алиментов на несовершеннолетнего ребенка Сенаторову А А года рождения, в размере 1/4 части заработка и (или) иного дохода с июня 2011 года, об определении места жительства ребенка с матерью, ссылаясь на то, что Сенаторов А.Г. и она состояли в браке с 26 октября 2006 г. по 9 февраля 2010 г. В период брака у них родилась дочь А которая после расторжения брака проживает с матерью. 14 февраля 2014 г. стороны подписали и нотариально удостоверили соглашение о порядке осуществления родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка, в котором определили место жительства ребенка с матерью. Сенаторова А и Маркво А.В. зарегистрированы по адресу:,

фактически проживают по адресу: ,,

в квартире, принадлежащей родителям Маркво А.В. на праве общей долевой собственности. Маркво А.В созданы все необходимые условия для проживания, полноценного развития и воспитания дочери. С июня 2011 года Сенаторов А.Г. полностью прекратил выплачивать алименты.

Сенаторов А.Г. с учетом уточненных требований обратился в суд со встречным иском к Маркво А.В. об определении места жительства ребенка с отцом, указав, что Маркво А.В. проживает с другим мужчиной, от которого родила ребенка, не дает видеться с дочерью, препятствует в осуществлении родительских прав, надлежащий уход за ребенком не осуществляет.

Решением Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 19 марта 2015 г. с учетом дополнительного решения того же суда от 30 июня 2015 г. (в редакции определения Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 23 апреля 2015 г. об исправлении описки) исковые требования Маркво А.В. к Сенаторову А.Г. о взыскании алиментов, об определении места жительства ребенка удовлетворены Место жительства несовершеннолетней Сенаторовой А А ,

года рождения, определено совместно с матерью Маркво А.В. по месту ее проживания. С Сенаторова А.Г. в пользу Маркво А.В. взысканы алименты на содержание несовершеннолетнего ребенка - Сенаторовой А А в размере 1/4 всех видов заработка и (или) иного вида дохода ежемесячно начиная с 28 октября 2013 г. и по достижении ребенком совершеннолетия. В удовлетворении исковых требований Маркво А.В. о взыскании алиментов на содержание несовершеннолетней дочери за период с июня 2011 года по май 2013 года, а также в удовлетворении встречного иска Сенаторова А.Г. к Маркво А.В. об определении места жительства ребенка отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 октября 2015 г. решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе представителем Сенаторова А.Г Данильченко В.Б. ставится вопрос об отмене решения и апелляционного определения.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы представителя Сенаторова А.Г. - Данильченко В.Б. судьей Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н. 31 марта 2016 г. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и определением от 22 апреля 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив обоснованность доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены решения суда первой инстанции и определения суда апелляционной инстанции в кассационном порядке.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что в настоящем деле такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права были допущены судами нижестоящих инстанций, которые выразились в следующем.

Как установлено судом, Сенаторов А.Г. и Маркво А.В. с 26 октября 2006 г по 9 февраля 2010 г. состояли в браке. Брак прекращен на основании решения мирового судьи судебного участка № 189 района «Тропарево-Никулино г. Москвы (т. 1, л.д. 16-17).

В период брака г. у сторон родилась дочь Сенаторова А (т. 1, л.д. 169).

После расторжения брака ребенок проживает с матерью - истцом Маркво А.В.

Маркво А.В. и несовершеннолетняя Сенаторова А.А. зарегистрированы по адресу: , до июля 2014 года фактически проживали в квартире по адресу:,

принадлежащей на праве собственности родителям Маркво А.В. (т. 1, л.д 176, т. 2, л.д. 53).

Согласно объяснениям представителей сторон и ответу УСЗН района «Якиманка» г. Москвы от 21 июля 2014 г. в настоящее время Маркво А.В. с дочерью проживают в г. (т. 2, л.д. 81, 99-100).

Маркво А.В. занимает должность президента ЗАО », а также должность директора ЗАО « », в связи с рождением второго ребенка Маркво А.В. находится в отпуске по уходу за ним (т. 1, л.д. 167).

Сенаторов А.Г. зарегистрирован по адресу: г.,

фактически проживает по адресу:.

С 21 января 2014 г. работает в ООО «Инвестиционная группа « » с должностным окладом в размере

руб. (т. 1, л.д. 343, 349, т. 2, л.д. 93).

Проанализировав акты обследования жилищно-бытовых условий проживания ребенка по месту жительства матери в квартире по адресу:,

и по месту жительства отца по адресу: , суд первой инстанции пришел к выводу, что оба родителя имеют хорошие жилищно-бытовые условия для проживания ребенка.

Судом первой инстанции назначена судебная психологическая экспертиза проведенная экспертами ООО «Центр независимых экспертиз «Стандарт эксперт». Согласно ее выводам особенностей (отклонений) процесса воспитания патологизирующего типа семейного воспитания в отношении А способных оказать негативное влияние на психическое состояние психологическое и нравственное развитие ребенка, со стороны отца Сенаторова А.Г. не обнаружено (т. 2, л.д. 185-221). Маркво А.В. с ребенком для проведения психологического исследования в экспертное учреждение не явилась.

27 ноября 2014 г. в рамках дела Лондонского суда, возбужденного по обращению Сенаторова А.Г. о возвращении Сенаторовой А в Российскую Федерацию, проведена судебно-психиатрическая экспертиза.

В ходе экспертизы службой поддержки и консультации при судебном разбирательстве по вопросам семьи и детства установлено, что Сенаторова А живет с матерью с двухлетнего возраста после развода родителей ребенок приехал в г. с матерью и хочет остаться с ней.

Решением Королевского суда Лондона от 19 декабря 2014 г. в целях обеспечения интересов А в удовлетворении заявления Сенаторова А.Г. о возвращении ребенка в Россию отказано (т. 3, л.д. 34).

Согласно заключению Управления опеки и попечительства Министерства образования Московской области по Одинцовскому муниципальному району от 23 июня 2014 г. интересам ребенка отвечает определение ее места жительства с матерью (т. 2, л.д. 93-95).

Удовлетворяя требование Маркво А.В. об определении места жительства Сенаторовой А совместно с истцом по месту ее проживания и отказывая в удовлетворении встречного требования Сенаторова А.Г. об определении места жительства ребенка с отцом, суд первой инстанции (с ним согласилась апелляционная инстанция) исходил из того, что несовершеннолетняя Ариадна после расторжения брака родителей осталась проживать с матерью, привязана к ней, желает проживать с матерью. Сенаторовым А.Г. не представлено доказательств, подтверждающих, что такое проживание неблагоприятно отражается на психическом и физическом состоянии дочери или противоречит ее интересам.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что судебные акты приняты с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

Согласно части 3 статьи 113 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, лица, участвующие в деле, а также свидетели, эксперты специалисты и переводчики извещаются или вызываются в суд заказным письмом с уведомлением о вручении, судебной повесткой с уведомлением о вручении телефонограммой или телеграммой, по факсимильной связи либо с использованием иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование судебного извещения или вызова и его вручение адресату.

В силу части 3 статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд вправе рассмотреть дело в случае неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте судебного заседания, если ими не представлены сведения о причинах неявки или суд признает причины их неявки неуважительными.

По смыслу приведенных выше норм, участник процесса считается извещенным о времени и месте судебного заседания надлежащим образом в том случае, когда у суда имеется доказательство, подтверждающее получение отправленного уведомления адресатом.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что требования закона о порядке извещения Сенаторова А.Г. о времени и месте рассмотрения дела судом первой инстанции выполнены не были.

Суд апелляционной инстанции, отвергая доводы Сенаторова А.Г. о его ненадлежащем извещении, сослался на то, что согласно данным отслеживания почтовых отправлений Почты России повестка на имя Сенаторова А.Г., принятая в отделении связи 25 февраля 2015 г., была вручена адресату 27 февраля 2015 г.

Между тем из представленного почтового уведомления от 27 февраля 2015 г. не усматривается, что Сенаторов А.Г. был уведомлен о рассмотрении настоящего гражданского дела, назначенного на 19 марта 2015 г., при том, что в Замоскворецком районном суде г. Москвы в указанный временной период рассматривалось несколько гражданских дел с участием Сенаторова А.Г.

Представленные в материалы дела сведения о почтовых отправлениях не позволяют установить получение отправленного уведомления адресатом по настоящему спору об определении места жительства несовершеннолетнего ребенка.

Ранее производство по делу было приостановлено судом в связи с проведением судебной психологической экспертизы. Сенаторов А.Г. ссылается на то, что не получив извещение о слушании дела после возобновления производства по делу, он был лишен возможности ознакомиться с заключением судебной психологической экспертизы, уточнить позицию по делу, дать свои объяснения в соответствии со статьей 175 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, воспользоваться юридической помощью, обеспечив явку представителей в судебное заседание. При этом его ссылки в суде апелляционной инстанции на неисследование судом первой инстанции юридически значимых, по его мнению, обстоятельств (данных о личности бывшей супруги, возбуждение уголовного преследования в отношении Маркво А.В. по части 4 статьи 159 Уголовного кодекса Российской Федерации, заочное избрание в ее отношении в феврале 2015 года меры пресечения в виде заключения под стражу, характера взаимоотношений дочери А с гражданским мужем Маркво А.В., условий проживания ребенка в другом государстве) были отвергнуты по тому основанию что на указанные обстоятельства в обоснование встречного иска об определении места жительства ребенка с отцом последний не ссылался. Между тем такой процессуальной возможности уточнить исковые требования, как указал Сенаторов А.Г., у него не имелось в связи с ненадлежащим извещением по делу.

С учетом изложенных выше обстоятельств, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что ненадлежащее извещение Сенаторова А.Г. фактически привело к лишению его конституционного права на судебную защиту на основе соблюдения принципов состязательности и равноправия сторон в гражданском судопроизводстве и нарушению баланса публичных и частных интересов.

Пунктом 1 статьи 3 Конвенции о правах ребенка провозглашено, что во всех действиях в отношении детей независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка.

В силу пункта 3 статьи 65 Семейного кодекса Российской Федерации место жительства детей при раздельном проживании родителей устанавливается соглашением родителей. При отсутствии соглашения спор между родителями разрешается судом исходя из интересов детей и с учетом мнения детей. При этом суд учитывает привязанность ребенка к каждому из родителей, братьям и сестрам возраст ребенка, нравственные и иные личные качества родителей, отношения существующие между каждым из родителей и ребенком, возможность создания ребенку условий для воспитания и развития (род деятельности, режим работы родителей, материальное и семейное положение родителей и другое).

В соответствии с пунктом 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 мая 1998 г. № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей решая вопрос о месте жительства несовершеннолетнего при раздельном проживании его родителей (независимо от того, состоят ли они в браке необходимо иметь в виду, что место жительства ребенка определяется исходя из его интересов, а также с обязательным учетом мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, при условии, что это не противоречит его интересам (п. 3 ст. 65, ст. 57 СК РФ). При этом суд принимает во внимание возраст ребенка, его привязанность к каждому из родителей, братьям, сестрам и другим членам семьи нравственные и иные личные качества родителей, отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком, возможность создания ребенку условий для воспитания и развития (с учетом рода деятельности и режима работы родителей, их материального и семейного положения, имея в виду, что само по себе преимущество в материально-бытовом положении одного из родителей не является безусловным основанием для удовлетворения требований этого родителя), а также другие обстоятельства, характеризующие обстановку, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей.

По требованиям родителей об определении места жительства ребенка юридически значимым и подлежащим доказыванию обстоятельством является выяснение вопроса о том, проживание с кем из родителей (матерью или отцом наиболее полно будет соответствовать интересам ребенка.

Согласно части 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом, доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах, доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства, законы, которыми руководствовался суд.

Исходя из положений статей 67, 71, 195-198 названного кодекса выводы суда о фактах, имеющих юридическое значение для дела, не должны быть общими и абстрактными, они должны быть указаны в судебном постановлении убедительным образом со ссылками на нормативные правовые акты и доказательства, отвечающие требованиям относимости и допустимости (статьи 59, 60 ГПК РФ). В противном случае нарушаются задачи и смысл судопроизводства, установленные статьей 2 названного кодекса.

Оценка доказательств и отражение ее результатов в судебном решении являются проявлением дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия, вытекающих из принципа самостоятельности судебной власти, что, однако, не предполагает возможность оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом.

Эти требования закона судами первой и апелляционной инстанций выполнены не были.

Определяя место жительства несовершеннолетней Сенаторовой А совместно с матерью по месту ее проживания, суд первой инстанции сослался на заключение Управления опеки и попечительства Министерства образования Московской области по Одинцовскому району от 22 июля 2014 г. № 1930/19-оп о целесообразности проживания ребенка с матерью Маркво А.В. (т. 2, л.д. 93). Между тем указанное заключение было подготовлено за восемь месяцев до вынесения решения по существу спора. При этом на момент составления заключения ребенок с матерью выехал за пределы Российской Федерации и проживал в другом государстве более трех месяцев. Заключение не дает анализа условий проживания ребенка по другому месту жительства, отсутствует ссылка на акт обследования жилищных условий ребенка. Заключение не содержит каких-либо выводов о соответствии этих условий объективным потребностям ребенка, отец ребенка не опрошен.

Определив место жительства ребенка с матерью и установив их фактическое проживание на территории другой страны (Великобритании), суд первой инстанции не выяснил условия и возможность проживания ребенка в указанной стране, соответствие этих условий интересам ребенка. Не являлся

I

10

предметом обсуждения вопрос о возможности и объеме осуществления отцом ребенка родительских прав при вышеуказанных обстоятельствах.

От участия в назначенной судом судебной психологической экспертизе Маркво А.В. уклонилась, что не позволило выяснить мнение ребенка по вопросу об определении ее места жительства. При этом суд не дал оценки выводам судебной психологической экспертизы, при проведении которой исследованы индивидуально-психологические особенности Сенаторова А.Г. и было выявлено теплое, эмоционально-ценностное его отношение к дочери. Их отношения охарактеризованы как очень близкие, равные, уважительные, любящие установлена осведомленность отца ребенка относительно вопросов, касающихся здоровья, эмоциональных и личностных качеств девочки, предпочитаемых видов деятельности, коммуникативных особенностей, интересов и потребностей Сенаторовой А .

Положенное в основу выводов суда об определении места жительства ребенка с матерью психолого-диагностическое исследование ГОУ ЦДК «Участие», проведенное 23 апреля 2014 г., состоялось за год до разрешения настоящего спора. Исследование проводилось без участия отца ребенка, а предметом исследования являлись особенности родительской позиции матери.

Согласно правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации изложенной в Обзоре практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей, утвержденным Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 20 июля 2011 г., при определении места жительства ребенка с одним из родителей юридически значимыми обстоятельствами, влияющими на правильное разрешение такого рода споров, являются: проявление одним из родителей большей заботы и внимания к ребенку; социальное поведение родителей; морально-психологическая обстановка, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей; привлечение родителей ребенка к административной или уголовной ответственности; наличие судимости состояние на учете в психоневрологическом, наркологическом диспансерах климатические условия жизни ребенка, проживающего с родителем, при проживании родителей в разных климатических поясах; возможность своевременного получения медицинской помощи; наличие или отсутствие у родителей другой семьи; привычный круг общения ребенка (друзья, воспитатели учителя); привязанность ребеенка не только к родителям, братьям и сестрам, но и к дедушкам, бабушкам, проживающим с ними одной семьей, приближенность места жительства родственников (бабушек, дедушек, братьев, сестер и т.д которые реально могут помочь родителю, с которым остается проживать ребенок в его воспитании; удобство расположения образовательных учреждений спортивных клубов и учреждений дополнительного образования, которые посещает ребенок, и возможность создания каждым из родителей условий для посещения таких дополнительных занятий; цель предъявления иска.

Вопросы относительно индивидуально-психологических особенностей Сенаторовой А , взаимоотношений девочки с каждым из родителей психологического анализа ситуации в целом (наличие или отсутствие семейного конфликта, его влияния на психологическое состояние и нравственное развитие ребенка), определения наличия или отсутствия психологического влияния на ребенка со стороны одного из родителей и характера взаимоотношений девочки в новой семье матери остались неразрешенными.

Таким образом, допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального и процессуального права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены судебных постановлений.

Ввиду изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что вынесенные по делу судебные акты нельзя признать законными, они подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 19 марта 2015 г дополнительное решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 30 июня 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 октября 2015 г. отменить, передать дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Председательствующий

Судьи


Комментарии ()

    Судебная практика по статье 65 СК РФ