Решение Верховного суда: Определение N 5-КГ15-180 от 19.01.2016 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 5-КГ15-180

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 19 января 2016 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кликушина А.А.

судей Вавилычевой Т.Ю. и Назаренко Т.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Кучеренко А В к Верталинской Я В о признании принявшим наследство, признании права собственности в порядке наследования по закону, признании недействительным свидетельства о праве на наследство по закону

по кассационной жалобе Кучеренко А В на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 июня 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А., выслушав объяснения Кучеренко А.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, Верталинской Я.В., возражавшей против доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Кучеренко А.В. обратился в суд с иском к Верталинской Я.В. о признании принявшим наследство, признании права собственности в порядке наследования по закону, признании недействительным свидетельства о праве на наследство по закону. В обоснование иска Кучеренко А.В. указал, что 18 августа 1997 г. умер его отец Кучеренко В.Г., которому на праве собственности принадлежала трехкомнатная квартира, находящаяся по адресу: . Наследниками имущества Кучеренко В.Г. первой очереди по закону являлись: сын Кучеренко А.В., дочь Верталинская Я.В. и отец Кучеренко Т.П., не принявший наследство после смерти сына Кучеренко В.Г. и умерший 14 апреля 2007 г. Брак между родителями истца был расторгнут. На основании свидетельства о праве на наследство по закону от 6 марта 1998 г Верталинская Я.В. зарегистрировала право собственности на всю спорную квартиру за собой. Истец, года рождения, на момент открытия наследства являлся несовершеннолетним. Его мать как законный представитель заявлений об отказе Кучеренко А.В. от наследства в нотариальные органы не подавала. По мнению Кучеренко А.В. при оформлении наследственного имущества в единоличную собственность Верталинской Я.В. его права были нарушены. На момент смерти отца истец был зарегистрирован и вместе с матерью Кучеренко Г.М. и сестрой Верталинской (Кучеренко) Я.В. постоянно проживал в спорной квартире. Его мать Кучеренко Г.М. оплачивала все расходы, связанные с содержанием спорной квартиры, в том числе действуя в его интересах. Постоянно проживая в спорной квартире и неся бремя по ее содержанию Кучеренко А.В. полагал, что фактически принял наследство, открывшееся после смерти Кучеренко В.Г.

Решением Преображенского районного суда г. Москвы от 3 февраля 2015 г. иск удовлетворен.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 июня 2015 г. решение суда первой инстанции отменено и по делу вынесено новое решение об отказе в удовлетворении иска.

В кассационной жалобе Кучеренко А.В. просил отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 июня 2015 г. и оставить в силе решение Преображенского районного суда г. Москвы от 3 февраля 2015 г.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А. от 15 декабря 2015 г. кассационная жалоба заявителя с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобе возражения на нее, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 июня 2015 г. и оставления в силе решения Преображенского районного суда г. Москвы от 3 февраля 2015 г.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального права были допущены судом апелляционной инстанции по настоящему делу.

Как установлено судом, 18 августа 1997 г. умер Кучеренко В.Г. (л. д. 11).

После его смерти отрылось наследство в виде трехкомнатной квартиры, расположенной по адресу:.

Завещание Кучеренко В.Г. не составлялось.

Наследниками Кучеренко В.Г. по закону первой очереди являлись сын Кучеренко А.В., года рождения, дочь Верталинская (Кучеренко Я.В. и отец наследодателя - Кучеренко Г.П.

23 января 1998 г. Верталинская Я.В. обратилась к нотариусу с заявлением о принятии наследства, открывшегося со смертью Кучеренко В.Г. При этом Верталинская Я.В. указала, что других наследников не имеется (л.д. 49).

Законный представитель наследника Кучеренко А.В. - Кучеренко Г.М. (мать истца) с заявлением о принятии наследства либо об отказе от него Кучеренко А.В. в предусмотренный законом срок к нотариусу не обращалась.

Отец наследодателя - Кучеренко Г.П. наследство после смерти сына не принимал.

6 марта 1998 г. Верталинской Я.В. на спорную квартиру нотариусом было выдано свидетельство о праве на наследство по закону (л.д. 12).

На основании данного свидетельства 24 марта 1998 г Верталинская Я.В. зарегистрировала за собой в Управлении Росреестра по г. Москве право собственности на спорную квартиру (л.д. 24).

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Кучеренко А.В., суд первой инстанции исходил из того, что Кучеренко А.В., являясь на момент смерти отца несовершеннолетним, проживал в спорной квартире и проживает до настоящего времени, вступил во владение наследственным имуществом и пользовался им, что свидетельствует о принятии им наследства. При этом суд указал, что на день открытия наследства Кучеренко А.В. в силу своего несовершеннолетнего возраста не мог в полном объем понимать и осознавать значимость установленных законом требований о необходимости своевременного принятия наследства Ненадлежащее исполнение Кучеренко Г.М., являвшейся законным представителем истца, обязанности действовать в интересах несовершеннолетнего не должно отрицательно сказываться на правах и интересах этого ребенка как наследника.

Доводы ответчика о пропуске истцом срока исковой давности не были приняты во внимание судом, поскольку суд пришел к выводу о том, что нарушенное право истца не связано с лишением владения его спорным имуществом.

Отменяя решение суда первой инстанции принимая по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований, суд апелляционной инстанции исходил из того, что истцом не представлено доказательств, свидетельствующих о фактическом принятии им наследственного имущества после смерти отца Кучеренко В.Г. Кроме того истцом по требованиям о признании недействительным свидетельства о праве на наследство по закону, выданного Верталинской Я.В., об оспаривании права собственности Верталинской Я.В. на квартиру, без уважительных причин был пропущен срок исковой давности, что в силу положений пункта 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении иска.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что данные выводы суда апелляционной инстанции сделаны с существенным нарушением норм материального права и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

Абзацем вторым пункта 2 статьи 218 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что в случае смерти гражданина право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом.

Согласно статье 546 Гражданского кодекса РСФСР, действовавшей на момент открытия наследства, для приобретения наследства наследник должен его принять. Принятое наследство признается принадлежащим наследнику со времени открытия наследства

В соответствии с разъяснениями, изложенными в пункте 34 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. № 9 «О судебной практике по делам о наследовании» наследник принявший наследство, независимо от времени и способа его принятия считается собственником наследственного имущества, носителем имущественных прав и обязанностей со дня открытия наследства вне зависимости от факта государственной регистрации прав на наследственное имущество и ее момента.

Таким образом, закон связывает момент возникновения у наследника права собственности на наследственное имущество с моментом открытия наследства в случае, если наследство было принято в порядке и способами установленными законом.

Согласно статье 546 Гражданского кодекса РСФСР, признается, что наследник принял наследство, когда он фактически вступил во владение наследственным имуществом или когда он подал нотариальному органу по месту открытия наследства заявление о принятии наследства. Принятое наследство признается принадлежащим наследнику со времени открытия наследства.

Аналогичные положения закона содержатся в статье 1153 Гражданского кодекса Российской Федерации, действующей на момент рассмотрения дела судом.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1153 Гражданского кодекса Российской Федерации принятие наследства осуществляется подачей по месту открытия наследства нотариусу или уполномоченному в соответствии с законом выдавать свидетельства о праве на наследство должностному лицу заявления наследника о принятии наследства либо заявления наследника о выдаче свидетельства о праве на наследство.

Признается, пока не доказано иное, что наследник принял наследство если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, в частности, если наследник вступил во владение или в управление наследственным имуществом (пункт 2 данной статьи).

Согласно пункту 36 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. № 9 «О судебной практике по делам о наследовании» под совершением наследником действий свидетельствующих о фактическом принятии наследства, следует понимать совершение предусмотренных пунктом 2 статьи 1153 Гражданского кодекса Российской Федерации действий, а также иных действий по управлению распоряжению и пользованию наследственным имуществом, поддержанию его в надлежащем состоянии, в которых проявляется отношение наследника к наследству как к собственному имуществу. В качестве таких действий, в частности, может выступать вселение наследника в принадлежавшее наследодателю жилое помещение или проживание в нем на день открытия наследства (в том числе без регистрации наследника по месту жительства или по месту пребывания).

В целях подтверждения фактического принятия наследства (пункт 2 статьи 1153 Гражданского кодекса Российской Федерации) наследником могут быть представлены, в частности, справка о проживании совместно с наследодателем.

Как видно из материалов дела и установлено судом, истец с 19 апреля 1983 г. проживал в спорном жилом помещении совместно с наследодателем после смерти которого продолжил проживать в данном жилом помещении что подтверждается выпиской из домовой книги и финансово-лицевым счетом (л.д. 16, 18-20).

Мать Кучеренко А.В. - Кучеренко Г.М. зарегистрирована в спорном жилом помещении с 1983 года и с указанного времени также постоянно проживает в нем совместно с сыном.

Поскольку на момент открытия наследства Кучеренко А.В., года рождения, являлся несовершеннолетним, то законным представителем наделенным правами действовать в защиту его прав и интересов, в том числе как наследника согласно положениям статьи 64 Семейного кодекса Российской Федерации являлась его мать Кучеренко Г.М., которая в интересах несовершеннолетнего фактически приняла наследство, вступив во владение и пользование наследственным имуществом, выбрав место жительства Кучеренко А.В. в спорной квартире и неся бремя содержания спорного имущества, от принятия наследства в интересах несовершеннолетнего Кучеренко Г.М. как его законный представитель не отказывалась.

Сведений об обратном материалы дела не содержат.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции в нарушение положений статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не привел доказательства которые опровергали бы выводы суда первой инстанции.

При таких обстоятельствах вывод суда апелляционной инстанции о недоказанности принятия истцом наследства путем фактического вступления в права наследования спорным имуществом, противоречит обстоятельствам дела и разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Таким образом, приняв наследство, Кучеренко А.В. стал собственником спорного имущества с момента открытия наследства, а именно с 18 августа 1997 г.

Получение же Кучеренко А.В. свидетельства о праве на наследство являлось его правом, а не обязанностью (пункт 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. № 9 «О судебной практике по делам о наследовании»).

Согласно пункту 1 статьи 209 Гражданского кодекса Российской Федерации собственнику принадлежит право владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

Как установлено судом, Кучеренко А.В. как собственник доли в спорном жилом помещении, проживая и пользуясь им, несет расходы по его содержанию, владеет и пользуется спорным помещением.

Заявляя требование о признании права собственности на принадлежащую ему в силу закона долю в спорной квартире, истец фактически настаивает на устранении нарушения своего права не связанного с лишением владения, путем оспаривания выданного Верталинской Я.В свидетельства о праве на наследство и ее права собственности на квартиру.

Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования установив, что Кучеренко А.В. принял наследство со дня его открытия.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции применил к исковым требованиям Кучеренко А.В. срок исковой давности по заявлению Верталинской Я.В. как самостоятельное основание для отказа в иске (пункт 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не может согласиться с указанным выводом суда апелляционной инстанции по следующим основаниям.

Согласно пункту 1 статьи 196 и пункту 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации общий срок исковой давности составляет три года со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

Исковая давность не распространяется на требования предусмотренные статьей 208 Гражданского кодекса Российской Федерации, в том числе требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, если эти нарушения не были соединены с лишением владения.

Из разъяснений постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 22 от 29 апреля 2010 г. (в ред. от 23 июня 2015 г.) «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав следует, что течение срока исковой давности по искам, направленным на оспаривание зарегистрированного права, начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о соответствующей записи в ЕГРП. При этом сама по себе запись в ЕГРП о праве или обременении недвижимого имущества не означает, что со дня ее внесения в ЕГРП лицо знало или должно было знать о нарушении права.

Вместе с тем, в силу абзаца пятого статьи 208 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, когда нарушение права истца путем внесения недостоверной записи в ЕГРП не связано с лишением владения, на иск, направленный на оспаривание зарегистрированного права, исковая давность не распространяется (пункт 57).

Лицо, считающее себя собственником находящегося в его владении недвижимого имущества, право на которое зарегистрировано за иным субъектом, вправе обратиться в суд с иском о признании права собственности. Если иное не предусмотрено законом, иск о признании права подлежит удовлетворению в случае представления истцом доказательств возникновения у него соответствующего права (пункты 58, 59).

Учитывая фактическое принятие Кучеренко А.В. наследства, владение и пользование спорной квартирой до настоящего времени, с учетом положений статьи 208 Гражданского кодекса Российской Федерации и разъяснений, изложенных в указанном выше постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29 апреля 2010 г., требования Кучеренко А.В. подлежали рассмотрению судом как иск об устранении нарушения права, не связанного с лишением владения (негаторный иск), против которого исковая давность по заявлению стороны в споре не применяется.

Данные обстоятельства и указанные нормы действующего законодательства не были учтены судом апелляционной инстанции.

При таких обстоятельствах является правильным вывод суда первой инстанции о том, что на требования о признании недействительным свидетельства о праве на наследство по закону и признании права собственности в силу статьи 208 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность не распространяется.

С учетом изложенного, оснований для отмены решения суда первой инстанции и принятия по делу нового решения об отказе в иске у суда апелляционной инстанции не имелось.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального права являются существенными они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 июня 2015 г. подлежит отмене, а решение Преображенского районного суда г. Москвы от 3 февраля 2015 г оставлению в силе.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 июня 2015 г. отменить, оставить в силе решение Преображенского районного суда г. Москвы от 3 февраля 2015 г.

Председательствующий

Судьи


Комментарии ()

    Судебная практика по статье 64 СК РФ