Решение Верховного суда: Определение N 66-КГ13-8 от 19.11.2013 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№ 66-КГ13-8

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 19 ноября 2013 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Пчелинцевой Л.М. и Асташова СВ.

рассмотрела в открытом судебном заседании 19 ноября 2013 г. дело по иску Слободчиковой В Т , действующей в интересах несовершеннолетней Слободчиковой К С , к Пищейко С В , Пищейко Т С о восстановлении срока для принятия наследства, признании наследником, принявшим наследство, определении доли наследников в наследственном имуществе признании свидетельств о праве на наследство недействительными

по кассационной жалобе Слободчиковой В Т действующей в интересах несовершеннолетней Слободчиковой К С , на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 30 ноября 2012 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М.,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Слободчикова В Т , действующая в интересах несовершеннолетней Слободчиковой К С , обратилась в суд с иском к Пищейко С В , Пищейко Т С о восстановлении Слободчиковой К С срока для принятия наследства, признании Слободчиковой К С наследником принявшим наследство, определении доли наследников в наследственном имуществе, признании свидетельств о праве на наследство недействительными.

В обоснование иска Слободчикова В.Т. ссылалась на то, что решением Братского городского суда Иркутской области от 19 апреля 2011 г вступившим в законную силу 11 мая 2011 г., установлен факт признания Пищейко С А , умершим 10 апреля 2010 г., отцовства в отношении ее дочери Слободчиковой К С , года рождения. На основании данного решения суда 2 июня 2011 г. органом ЗАГСа составлена запись акта об установлении отцовства и выдано повторное свидетельство о рождении, где отцом ее дочери указан Пищейко С.А. После смерти Пищейко С.А. открылось наследство, которое приняли его жена Пищейко СВ. и дочь Пищейко Т.С, им были выданы свидетельства о праве собственности на наследственное имущество. Истец Слободчикова В.Т. указала, что в установленный законом шестимесячный срок она, являясь законным представителем своей несовершеннолетней дочери Слободчиковой К.С, наследство не приняла по уважительной причине, поскольку для установления факта отцовства ей было необходимо обратиться в суд, который вынес решение по делу лишь 19 апреля 2011 г Кроме того, о наличии наследственного имущества (в частности, квартиры находящейся по адресу: область, г. ,)

ей стало известно лишь после получения выписки из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Решением Братского городского суда Иркутской области от 17 мая 2012 г. иск Слободчиковой В.Т., действующей в интересах несовершеннолетней Слободчиковой К.С, был удовлетворен.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 30 ноября 2012 г. решение суда первой инстанции отменено и по делу вынесено новое решение, которым в удовлетворении иска Слободчиковой В.Т., действующей в интересах несовершеннолетней Слободчиковой К.С, отказано.

В кассационной жалобе Слободчикова В.Т., действующая в интересах несовершеннолетней Слободчиковой К.С, ставит вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены

определения суда апелляционной инстанции, как незаконного, с оставлением

в силе решения суда первой инстанции.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы

Слободчиковой В.Т. судьей Верховного Суда Российской Федерации

Пчелинцевой Л.М. 5 июля 2013 г. дело было истребовано в Верховный Суд

Российской Федерации, и ее же определением от 14 октября 2013 г.

кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив обоснованность доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению поскольку имеются основания для отмены определения суда апелляционной инстанции в кассационном порядке.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (ст. 387 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что в настоящем деле такого характера существенные нарушения норм материального права были допущены судом апелляционной инстанции, которые выразились в следующем.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Пищейко С А являлся супругом Пищейко С В и отцом их совместной дочери Пищейко Т С .

10 апреля 2010 г. Пищейко С.А. умер.

После смерти Пищейко С.А. открылось наследство, состоящее из квартиры, находящейся по адресу: область, г. ,

; квартиры, находящейся по адресу область, г. ; трех автомобилей и автоприцепов к ним; вклада в отделении Сберегательного банка Российской Федерации; права аренды земельного участка, находящегося по адресу:

область, г. . На указанное наследство 3 ноября 2010 г. принявшие его Пищейко СВ. и Пищейко Т.С. получили свидетельства о праве на наследство по закону.

Решением Братского городского суда Иркутской области от 19 апреля 2011г., вступившим в законную силу 11 мая 2011 г., установлен факт признания отцовства Пищейко С.А. в отношении Слободчиковой К родившейся года у Слободчиковой В.Т.

Удовлетворяя исковые требования Слободчиковой В.Т., действующей в интересах несовершеннолетней дочери Слободчиковой К.С, о восстановлении Слободчиковой К.С. срока для принятия наследства,

открывшегося после смерти ее отца Пищейко С.А., признании

Слободчиковой К.С. наследником, принявшим наследство, определении доли

наследников в наследственном имуществе, признании свидетельств о праве

на наследство недействительными, суд первой инстанции, руководствуясь

ст. 1142, 1152, 1153, 1154 ГК РФ, исходил из того, что несовершеннолетняя

Слободчикова К.С не могла в полном объеме понимать и осознавать значимость установленных законом требований о необходимости своевременного принятия наследства, и была неправомочна самостоятельно подать нотариусу заявление о принятии наследства, поскольку за нее эти действия в силу ст. 64 СК РФ осуществляет ее законный представитель или же он дает на это согласие. Суд указал, что ненадлежащее исполнение законным представителем возложенных на него законодательством функций по защите прав и интересов несовершеннолетнего ребенка, не должно негативно отражаться на правах и интересах несовершеннолетнего наследника. При этом судом было учтено также и то обстоятельство, что отцовство Пищейко С.А. в отношении Слободчиковой К.С. было установлено решением суда, вступившим в законную силу 11 мая 2011 г., и право на приобретение наследства у несовершеннолетней Слободчиковой К.С. после смерти отца появилось именно с указанного времени.

Отменяя решение суда первой инстанции и вынося по делу новое решение об отказе в удовлетворении иска Слободчикоой В.Т., действующей в интересах несовершеннолетней Слободчиковой К.С, суд апелляционной инстанции сослался на то, что Слободчиковой В.Т. без уважительных причин пропущен шестимесячный срок для принятия наследства. Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что поскольку отцовство Пищейко С.А. установлено в отношении Слободчиковой К.С. решением суда, вступившим в законную силу 11 мая 2011 г., и право на приобретение наследства у несовершеннолетней Слободчиковой К.С. после смерти отца появилось именно с указанного времени, шестимесячный срок исчисляется с этого момента и действует до 11 ноября 2011 г., после чего срок восстановлению не подлежит. Доказательств уважительности причин пропуска срока для принятия наследства законным представителем Слободчиковой В.Т. применительно к своей личности не представлено.

По мнению суда апелляционной инстанции, также имеется недобросовестность поведения законного представителя Слободчиковой В.Т., поскольку при рассмотрении дела об установлении факта признания отцовства Пищейко С.А. в отношении несовершеннолетней Слободчиковой К.С, законный представитель поясняла, что на наследство она и дочь не претендуют и не желают его принимать. Кроме того, в обоснование незаконности решения суда первой инстанции суд апелляционной инстанции привел довод о том, что, признавая свидетельства о праве на наследство по

закону недействительными, суд не выяснил наличие наследственного

имущества на момент вынесения решения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда

Российской Федерации считает, что выводы суда апелляционной инстанции

основаны на неправильном применении норм материального права.

В соответствии с п. 1 ст. 1142 ГК РФ наследниками первой очереди по

закону являются дети, супруг и родители наследодателя.

Для приобретения наследства наследник должен его принять (п. 1

ст. 1152 ГК РФ).

Принятие наследства осуществляется подачей по месту открытия наследства нотариусу или уполномоченному в соответствии с законом выдавать свидетельства о праве на наследство должностному лицу заявления наследника о принятии наследства либо заявления наследника о выдаче свидетельства о праве на наследство (п. 1 ст. 1153 ГК РФ).

Наследство в соответствии с п. 1 ст. 1154 ГК РФ может быть принято в течение шести месяцев со дня открытия наследства.

Согласно абзацу первому п. 1 ст. 1155 ГК РФ по заявлению наследника пропустившего срок, установленный для принятия наследства (статья 1154), суд может восстановить этот срок и признать наследника принявшим наследство, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам и при условии, что наследник, пропустивший срок, установленный для принятия наследства, обратился в суд в течение шести месяцев после того как причины пропуска этого срока отпали.

В силу ст. 28 ГК РФ за несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет (малолетних), сделки, за исключением указанных в пункте 2 настоящей статьи, могут совершать от их имени только их родители усыновители или опекуны. Малолетние в возрасте от шести до четырнадцати лет вправе самостоятельно совершать: 1) мелкие бытовые сделки; 2) сделки направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения либо государственной регистрации; 3) сделки по распоряжению средствами, предоставленными законным представителем или с согласия последнего третьим лицом для определенной цели или для свободного распоряжения.

Суд апелляционной инстанции, применяя к спорным отношениям нормы ст. 1154, 1155 ГК РФ, пришел к выводу о том, что у суда первой инстанции не имелось оснований для восстановления несовершеннолетней Слободчиковой К.С. срока для принятия наследства.

Однако данный вывод суда апелляционной инстанции нельзя признать правомерным.

В обоснование своего решения о необходимости отказа в удовлетворении иска Слободчиковой В.Т., действующей в интересах несовершеннолетней Слободчиковой К.С, суд апелляционной инстанции сослался на то, что у законного представителя Слободчиковой К.С Слободчиковой В.Т. имелась возможность обратиться в суд с иском о восстановлении срока для принятия наследства в течение шести месяцев, с

11 мая по 11 ноября 2011 г., она этим правом не воспользовалась доказательств уважительности причин пропуска срока применительно к

своей личности не представила.

Между тем причины пропуска срока для принятия наследства

применительно к личности законного представителя - Слободчиковой В.Т. в

предмет доказывания по данному делу не должны входить и правового

значения, исходя из заявленных исковых требований, в настоящем случае не имеют, а суждения суда апелляционной инстанции об обратном основаны на неправильном толковании подлежащих применению норм материального права.

Из содержания абзаца первого п. 1 ст. 1155 ГК РФ следует, что суду рассматривающему требования о восстановлении срока для принятия наследства несовершеннолетнему ребенку, необходимо оценивать реальную возможность самого несовершеннолетнего заявить о своих правах на наследственное имущество, а не его законного представителя, то есть причины пропуска срока для принятия наследства должны быть связаны с личностью наследника.

Судом апелляционной инстанции не учтено, что на момент открытия наследства (10 апреля 2010 г.) Слободчиковой К.С. было 8 лет и в силу малолетнего возраста она не могла в полном объеме понимать и осознавать значимость установленных законом требований о необходимости своевременного принятия наследства, а также не была правомочна самостоятельно обращаться к нотариусу с заявлением о принятии наследства поскольку за несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет (малолетних), эти действия согласно ст. 28 ГК РФ должны осуществлять их законные представители.

Ненадлежащее исполнение законным представителем возложенной на него законом (ст. 64 СК РФ) обязанности действовать в интересах несовершеннолетнего ребенка не должно отрицательно сказываться на правах и интересах этого ребенка как наследника, не обладавшего на момент открытия наследства дееспособностью в полном объеме.

В связи с этим субъективное отношение законного представителя к вопросу о принятии наследства и его действия (бездействие), приведшие к пропуску срока для обращения в суд с иском о восстановлении срока для принятия наследства малолетним ребенком, не могут в силу норм ст. 28 и п. 1 ст. 1155 ГК РФ являться основанием для отказа в восстановлении срока для принятия наследства наследнику, являющемуся малолетним на момент открытия наследства, поскольку самостоятельная реализация несовершеннолетней Слободчиковой К.С. права на принятие наследства в течение шестимесячного срока и последующее обращение в суд были невозможны в силу ее малолетнего возраста.

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что применительно к личности малолетней Слободчиковой К.С. уважительные причины пропуска срока для принятия наследства и основания к восстановлению названного срока имелись, так как Слободчикова К.С на момент открытия наследства совершеннолетия не достигла, юридический

факт признания в отношении нее отцовства Пищейко С.А. был установлен

судебным решением от 19 апреля 2011 г., вступившим в законную силу

11 мая 2011 г., в связи с чем в течение шестимесячного срока со дня

открытия наследства (10 апреля 2010 г.) правовой статус малолетней

Слободчиковой К.С именно в качестве наследника юридически определен не был, а потому заявить о принятии наследства в установленный срок она (в том числе в лице законного представителя) не могла.

Поскольку дееспособностью в вопросе о принятии наследства как на дату смерти наследодателя, так и на момент обращения законным представителем - Слободчиковой В.Т. в суд с указанным иском малолетняя Слободчикова К.С. не обладала, постольку установленный ст. 1155 ГК РФ пресекательный шестимесячный срок на обращение в суд с иском о восстановлении срока для принятия наследства после того, как отпали причины пропуска этого срока, правомерно признан судом первой инстанции соблюденным, а соответственно, причины пропуска срока для принятия наследства - уважительными.

Также судом апелляционной инстанции высказано неправильное суждение о необходимости выяснения судом первой инстанции наличия наследственного имущества на момент вынесения решения по иску о восстановлении срока для принятия наследства, признании наследником принявшим наследство, определении доли наследников в наследственном имуществе, признании свидетельств о праве на наследство недействительными.

В соответствии с абзацем вторым п. 1 ст. 1155 ГК РФ по признании наследника принявшим наследство суд определяет доли всех наследников в наследственном имуществе и при необходимости определяет меры по защите прав нового наследника на получение причитающейся ему доли наследства (пункт 3 настоящей статьи). Ранее выданные свидетельства о праве на наследство признаются судом недействительными.

Данная норма права содержит исчерпывающий перечень обязанностей и полномочий суда первой инстанции, касающихся вопроса принятия наследства наследником по истечении установленного срока, и не содержит требований о необходимости выяснения судом первой инстанции, имеется ли в наличии наследственное имущество.

Слободчиковой В.Т. не заявлялось требований о признании за наследником права собственности на конкретное имущество, входившее в состав наследства, открывшегося после смерти Пищейко С.А., а

следовательно, оснований для выяснения обстоятельств наличия либо

отсутствия наследственного имущества в рамках данного спора не имелось.

В связи с изложенным Судебная коллегия считает, что у суда

апелляционной инстанции не имелось предусмотренных пп. 3 и 4 ч. 1 ст. 330

ГПК РФ оснований для отмены решения суда первой инстанции и принятия

нового решения, поскольку суд первой инстанции правильно определил

обстоятельства, имеющие значение для дела, и правильно применил нормы

материального права к отношениям сторон, на основании чего пришел к

обоснованному выводу о восстановлении несовершеннолетней

Слободчиковой К.С. срока для принятия наследства и удовлетворил иск

действующего в ее интересах законного представителя Слободчиковой В.Т.

Исходя из изложенного вынесенное судом апелляционной инстанции определение нельзя признать законным. Оно принято с существенным нарушением норм материального права, повлиявшим на исход дела, без его устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов несовершеннолетней Слободчиковой К.С, что согласно ст. 387 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемого судебного постановления.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь ст. 387, 388, 390 ГПК РФ,

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 30 ноября 2012 г. отменить, оставить в силе решение Братского городского судщ Иркутской области от 17 мая 2012 г Председательствующий

Судьи


Комментарии ()

    Судебная практика по статье 64 СК РФ