Решение Верховного суда: Определение N 5Н-108/09 от 14.07.2009 Судебная коллегия по делам военнослужащих, надзор

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ВОЕННАЯ КОЛЛЕГИЯ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ № 5н-108/09

гор. Москва 14 июля 2009 года

Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Королева Л.А.,

судей Воронова А.В. и Крупнова И.В рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по надзорной жалобе заявителя Литвина Д.Б. на кассационное определение судебной коллегии СевероКавказского окружного военного суда от 20 августа 2008 года по заявлению военно служащего Ставропольского высшего военного авиационного инженерного училища (военного института) полковника Литвина Д Б об оспаривании действий жилищной комиссии военного института, связанных с отказом в постановке на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий заявителя и его сына.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Крупнова И.В., изложившего обстоятельства гражданского дела, содержание решения и по следующих судебных постановлений, мотивы надзорной жалобы и вынесения определения о возбуждении надзорного производства и мнение старшего военного прокурора управления Главной военной прокуратуры полковника юстиции Гаврилова А.В., полагавшего необходимым надзорную жалобу удовлетворить, направить дело на новое рассмотрение, Военная коллегия

установила:

решением Ставропольского гарнизонного военного суда от 14 июля 2008 года с учетом внесенных изменений кассационным определением Северо-Кавказского окружного военного суда от 20 августа 2008 года, Литвину отказано в удовлетворении заявления, в котором он просил признать незаконным решение жилищной ко миссии военного института об отказе включить его в списки очередников на получение жилья, признать его и сына нуждающимися в улучшении жилищных условий и обязать жилищную комиссию военного института включить его в списки очередников на получение жилья.

В обоснование отказа в удовлетворении заявления в части признания заявите ля нуждающимся в улучшении жилищных условий суд первой инстанции указал в решении, что Литвин в 1999 году был обеспечен жильем по месту военной службы путем получения государственного жилищного сертификата и на момент рассмот-

рения дела в другой населенный пункт не переезжал, в связи с чем право на повтор ное обеспечение жильем он не имеет.

Суд кассационной инстанции, рассмотрев дело по кассационной жалобе заявителя, отменил решение суда в части возложения на жилищную комиссию института обязанности по обеспечению жильем сына заявителя в связи с отсутствием у него самостоятельного права на получение жилья от Министерства обороны.

Определением судьи Северо-Кавказского окружного военного суда от 20 ноября 2008 года заявителю отказано в передаче дела в суд надзорной инстанции.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Коронца А.Н от 26 июня 2009 года по жалобе заявителя возбуждено надзорное производство и дело передано для рассмотрения по существу в Военную коллегию Верховного Суда Российской Федерации.

В надзорной жалобе Литвин, указывая на выход окружного военного суда при рассмотрении его кассационной жалобы за пределы доводов, изложенных в жалобе и недопустимость ссылки суда на другие судебные постановления, а также неправильный вывод судов о том, что он утратил право на получение жилья по договору социального найма после реализации в 1999 году жилищного сертификата и продажи приобретенной по сертификату квартиры, а его сын не имеет самостоятельного права на получение жилья, что является существенным нарушением норм процессуального и материального права, просит кассационное определение окружного военного суда отменить и направить дело на новое кассационное рассмотрение.

Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы надзорной жалобы, Военная коллегия приходит к следующим выводам.

Из дела видно, что поводом для рассмотрения гражданского дела по заявлению Литвина в окружном военном суде явилась его кассационная жалоба на решение суда, в которой он выразил несогласие с отказом в удовлетворении его требований о признании его нуждающимся в улучшении жилищных условий. С решением в части возложения на жилищную комиссию института обязанности обеспечить жильем его сына заявитель был согласен.

Тем не менее окружной военный суд вышел за пределы доводов кассационной жалобы и принял новое решение в части указанных требований, не мотивировав та кой выход в кассационном определении, что с учетом обстоятельств дела является существенным нарушением норм процессуального права.

Данное обстоятельство является основанием к отмене кассационного определения и направлению дела на новое рассмотрение в окружной военный суд.

При новом рассмотрении дела суду кассационной инстанции необходимо учесть следующие юридически значимые обстоятельства.

Из материалов дела усматривается, что в связи с предстоящим увольнением в связи с организационно-штатными мероприятиями заявитель был обеспечен жилищным сертификатом на себя и двух членов своей семьи, однако в последующем он был оставлен на военной службе в том же населенном пункте. После развода с женой Литвин в 1999 году продал приобретенную по сертификату квартиру и в ноябре 2007 года, то есть по истечении пяти лет, обратился в жилищную комиссию военного института с просьбой о признании его нуждающимся в улучшении жилищных условий.

Согласно статье 53 ЖК РФ граждане, которые с намерением приобретения права состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях совершили действия, в результате которых такие граждане могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях, принимаются на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях не ранее чем через пять лет со дня совершения указанных намеренных действий.

По смыслу этой нормы Закона ограничения в постановке граждан на учет нуждающихся в жилых помещениях должны считаться допустимыми лишь в том случае, если гражданами совершались умышленные действия с целью создания искусственного ухудшения жилищных условий, могущих привести к состоянию, требующему участия со стороны государственной власти и местного самоуправления в обеспечении их другим жильем.

При таких данных суду первой инстанции следовало выяснить следующие имеющие значение для дела обстоятельства: привели ли действия заявителя к искусственному ухудшению жилищных условий, были ли совершены они умышленно и требуется ли в связи с этими действиями заявителя участие Министерства обороны в обеспечении его другим жильем.

Выяснение этих обстоятельств позволило бы установить причины ухудшения Литвиным жилищных условий и его право на обеспечение со стороны государства другим жильем в период прохождения военной службы.

Однако суд эти обстоятельства не исследовал.

Между тем в соответствии с частью 2 статьи 4 ЖК РФ, устанавливаемые этим кодексом жилищные правоотношения, распространяются на всех граждан Российской Федерации и изъятий не содержат.

Особый правовой статус военнослужащих, выражающийся, в том числе в по рядке жилищного обеспечения, которое осуществляется на основе специального законодательства и по специальным правилам, указывает на необходимость закрепления за нуждающимися в улучшении жилищных условий военнослужащими гарантий и компенсаций. Такие гарантии и компенсации закреплены в Федеральном за коне «О статусе военнослужащих», статья 15 которого также не содержит положений о возможности ограничения жилищных прав военнослужащих - граждан Рос сийской Федерации, предусмотренных жилищным законодательством.

Более того, в пункте 1 статьи 15 названного Закона прямо указано, что предоставление военнослужащим жилых помещений осуществляется в порядке и на условиях, которые устанавливаются федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

При таких обстоятельствах введение законодателем специальных условий предоставления военнослужащим жилых помещений само по себе не препятствует реализации ими жилищных прав, установленных ЖК РФ, в том числе применения к ним положений, установленных в статье 53 ЖК РФ.

Таким образом, в результате неправильного толкования судом вышеназванных положений ЖК РФ и Федерального закона «О статусе военнослужащих» осталась невыясненной правомерность отказа жилищной комиссии военного института в признании заявителя нуждающимся в жилом помещении.

Кроме того, в суде установлено, что бывшая супруга заявителя имеет в собственности домовладение жилой площадью квадратных метров и после растор- жения брака с Литвиным проживает в нем вместе со своим старшим сыном от первого брака.

Согласно части 4 статьи 31 ЖК РФ в случае прекраш;ения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи.

Вместе с тем в соответствии с положениями пункта 1 статьи 55 и пункта 1 статьи 63 Семейного кодекса Российской Федерации об ответственности родителей за воспитание и развитие своих детей, их обязанности заботиться об их здоровье, физическом, психическим, духовном и нравственном развитии расторжение брака родителей и раздельное проживание родителей не влияют на права ребенка, в том числе жилищные права. То есть названные права ребенка и обязанности его родителей сохраняются и после расторжения брака родителей ребенка.

Исходя из этого лишение ребенка права пользования жилым помещением одного из родителей - собственника этого помещения может повлечь нарушение прав ребенка.

Поэтому в силу установлений Семейного кодекса Российской Федерации об обязанностях родителей в отношении своих детей право пользования жилым помещением, находящимся в собственности одного из родителей, должно сохраняться за ребенком и после расторжения брака между его родителями.

Изложенное указывает на то, что за сыном заявителя должно быть сохранено право пользования жилым помещением, принадлежащим его матери на праве собственности.

Вместе с тем из дела не видно, проживал ли сын заявителя на жилой площади матери на момент расторжения брака родителей и в связи с чем после расторжения этого брака он остался проживать с отцом, имеются ли у него препятствия пользования жилой площадью матери исходя из размера имеющейся у нее общей площади жилья и норм проживания, установленных решением Ставропольской городской Думы от 30 ноября 2005 года № 184, а также других обстоятельств.

При таких данных вывод суда кассационной инстанции об отсутствии обязанности со стороны Министерства обороны по обеспечению сына Литвина жилым помещением при наличии у него права пользования жилым помещением его матери подлежит дополнительной проверке.

Руководствуясь статьями 386, 388 и пунктом 2 части 1 статьи 390 ГПК РФ Военная коллегия

определила:

кассационное определение Северо-Кавказского окружного военного суда от 20 августа 2008 года по заявлению Литвина Д Б отменить, а дело направить на новое кассационное рассмотрение в Северо-Кавказский окружной военный суд.

Подлинное за надлежащими подписями.

Судья Верховного Суда Российской Федерации И.B.Крупнов

Секретарь Г.П. Хорняк


Комментарии ()

    Судебная практика по статье 63 СК РФ