Решение Верховного суда: Определение N 26-КГ15-39 от 04.08.2015 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №26-КГ15-39

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 4 августа 2015 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кликушина А. А.,

судей Вавилычевой Т.Ю., Назаренко Т.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Мурзабековой Л А и Мурзабековой Х С к Министерству внутренних дел по Республике Ингушетия об установлении факта нахождения на иждивении, факта совместного проживания, признания членами семьи,

по кассационной жалобе представителя Министерства внутренних дел по Республике Ингушетия Коригова М.А. на решение Магасского районного суда Республики Ингушетия от 12 марта 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 25 сентября 2014 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю., объяснения представителей Министерства внутренних дел по Республике Ингушетия Коригова М.А., Чибилевой Л.А., поддержавших доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Мурзабекова Л.А., Мурзабекова Х.С. обратились в суд с иском об установлении факта нахождения на иждивении, факта совместного проживания, признания членами семьи: Мурзабекову Х.С, г.р Мурзабекова М.-А.С, г.р., Мурзабекову А.С г.р., Мурзабекова М.-Х.С, г.р.

В обоснование требований указали, что 20 сентября 2010 г Мурзабекова Л.А. и Дахкильгов М.-Б.А. заключили брак. Мурзабекова Л.А имеет четверых детей от предыдущего брака: Мурзабекову Х.С,

г.р., Мурзабекова М.-А.С, г.р., Мурзабекову А.С,

г.р., Мурзабекова М.-Х.С, г.р.

После смерти Дахкильгова М.-Б.А., наступившей 29 мая 2013 г Мурзабекова Л.А. обратилась к ответчику с заявлением о предоставлении ее семье социальных выплат. По результатам рассмотрения данного завления истцу были даны разъяснения о том, что льготы, полагающиеся ей как вдове сотрудника полиции, на ее детей не распространяются, поскольку они не являются детьми умершего сотрудника полиции.

Вместе с тем дети Мурзабековой Л.А. и она сама состояли на иждивении Дахкильгова М.-Б.А., являлись членами его семьи, вместе проживали в с. п. , вели общее хозяйство.

Решением Магасского районного суда Республики Ингушетия от 12 марта 2014 г. иск удовлетворен.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским дедам Верховного Суда Республики Ингушетия от 25 сентября 2014 г. указанное решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе заявителем ставится вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации и отмене решения Магасского районного суда Республики Ингушетия от 12 марта 2014 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 25 сентября 2014 г. ввиду существенного нарушения норм материального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю. от 1 июля 2015 г. кассационная жалоба представителя МВД по Республике Ингушетия с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Стороны о месте и времени рассмотрения дела извещены в порядке статьи 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации по адресу, указанному в исковом заявлении. Данных о перемене места жительства в соответствии с требованиями статьи 118 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в материалах дела не содержится.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального права были допущены судами первой и апелляционной инстанций.

Установлено, что 20 сентября 2010 г. Мурзабекова Л.А. заключила брак с Дахкильговым М.-Б.А. (л.д. 12).

Мурзабекова Л.А. имеет четверых детей: Мурзабекову Х.С,

г.р. (л.д. 19), Мурзабекова М.-А.С, г.р. (л.д. 16), Мурзабекову А.С, г.р. (л.д. 17), Мурзабекова М.-Х.С,

г.р. (л.д. 15). Отцом детей является Мурзабеков СС.

29 мая 2013 г. Дахкильгов М.-Б.А. умер (л.д. 13).

Факт наступления смерти Дахкильгова М.-Б.А. вследствие заболевания полученного в период прохождения службы в полиции, сторонами не оспаривался.

Разрешая спор, суд первой инстанции (и с ним согласился суд апелляционной инстанции) исходил из того, что представленными доказательствами подтверждается факт совместного проживания Дахкильгова М.-Б.А., Мурзабековой Л.А. и ее детей, и нахождения детей Мурзабековой Л.А. на иждивении Дахкильгова М.- Б.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судебные постановления приняты с существенным нарушением норм материального права и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

Согласно пункту 1 части 3 статьи 43 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции» (в редакции, действовавшей на момент смерти Дахкильгова М.-Б.А.) членам семьи сотрудника полиции и лицам находившимся на его иждивении, выплачивается единовременное пособие в размере трех миллионов рублей в равных долях в случае гибели (смерти сотрудника полиции вследствие увечья или иного повреждения здоровья полученных в связи с выполнением служебных обязанностей, либо вследствие заболевания, полученного в период прохождения службы в полиции.

Частью 4 статьи 43 указанного закона установлено, что членами семьи и лицами, находившимися на иждивении погибшего (умершего) сотрудника полиции (гражданина Российской Федерации, уволенного со службы в полиции), имеющими право на получение единовременного пособия предусмотренного частью 3 настоящей статьи, считаются:

1) супруга (супруг), состоявшая (состоявший) на день гибели (смерти) в зарегистрированном браке с погибшим (умершим);

2) родители погибшего (умершего);

3) несовершеннолетние дети погибшего (умершего), дети старше 18 лет, ставшие инвалидами до достижения ими возраста 18 лет, дети в возрасте до 23 лет, обучающиеся в образовательных учреждениях по очной форме обучения;

4) лица, находившиеся на полном содержании погибшего (умершего или получавшие от него помощь, которая была для них постоянным и основным источником средств к существованию, а также иные лица признанные иждивенцами в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

В соответствии с частью 2 статьи 179 Трудового кодекса Российской Федерации иждивенцами признаются нетрудоспособные члены семьи находящиеся на полном содержании работника или получающие от него помощь, которая является для них постоянным и основным источником средств к существованию.

В силу части 1 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях иные граждане могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи.

Члены семьи умершего кормильца признаются состоявшими на его иждивении, если они находились на его полном содержании или получали от него помощь, которая была для них постоянным и основным источником средств к существованию (пункт 3 статьи 9 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях»).

Таким образом, для признания лиц находившимися на иждивении в целях получения социальных льгот и выплат в связи со смертью сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации необходимо установление одновременно наличия следующих условий: нетрудоспособности лица постоянности источника средств к существованию и установления факта того что такой источник является основным для существования лица. Отсутствие одного из указанных условий исключает возможность признания лица иждивенцем.

Между тем иные предусмотренные законом условия, необходимые для признания детей Мурзабековой Л.А. находившимися на иждивении умершего отсутствуют.

Как усматривается из материалов дела и пояснений Мурзабековой Л.А. (л.д. 103) заявительница имеет четверых детей от предыдущего брака с Мурзабековым С С : Мурзабекову Х.С, г.р., Мурзабекова М А.С, г.р., Мурзабекову А.С, г.р., Мурзабекова М.-Х.С, г.р.

Брак между Мурзабековым С С . и Мурзабековой Л.А. расторгнут решением мирового судьи судебного участка № 8 Центрального округа г. Назрани Республики Ингушетия от 10 августа 2010 г.

На момент смерти Дахкильгова М.-Б.А. старшая дочь Мурзабековой Л.А. - Мурзабекова Х.С. являлась совершеннолетней.

Родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей, они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей (пункт 1 статьи 63 Семейного кодекса Российской Федерации).

В силу статьи 80 Семейного кодекса Российской Федерации родители обязаны содержать своих несовершеннолетних детей.

Решением мирового судьи судебного участка № 8 Центрального округа г. Назрани Республики Ингушетия от 26 июня 2012 г. с Мурзабекова С С взысканы алименты на содержание несовершеннолетних детей Мурзабекова М.-А.С, Мурзабековой А.С, Мурзабекова М.-Х.С, требования Мурзабековой Л.А. о взыскании алиментов на содержание совершеннолетней дочери Мурзабековой Х.С оставлены без рассмотрения (л.д. 120-125).

Согласно свидетельству о заключении брака, выданному отделом ГС ЗАГС Республики Ингушетия Назрановского района и г. Назрань от 2 августа 2013 г. между Дахкильговым М.-Б.А. и Балахаевой Л.Б. заключен брак 22 мая 1991 г. (л.д. 41) От указанного брака имеется ребенок Дахгилькова А.М.- Б., г.р.

Решением мирового судьи судебного участка № 5 Республики Ингушетия от 12 января 2005 г. брак расторгнут (л.д. 64)

Данных о том, что дети Мурзабековой Л.А., включая совершеннолетнюю дочь Мурзабекову Х.С, находились на иждивении Дахкильгова М.-Б.А получали от него такую помощь, которая являлась для них основным источником средств к существованию, в деле не имеется.

Напротив, согласно информации старшего лейтенанта полиции УУП ОМВД России по Назрановскому району Г в составе семьи Дахкильгова М.-Б.А., проживающего по адресу: с.п. № Мурзабеков М.-А.С, Мурзабекова А.С, Мурзабеков М Х.С, Мурзабекова Х.С не проживали. В действительности с Дахкильговым М.-Б.А. с февраля 2011 г. проживала Хашиева А. (л.д. 54).

По данным муниципального учреждения «администрации с.п. » Назрановского муниципального района в составе семьи Дахкильгова М.-Б.А., проживающего по адресу: с.п. .

Мурзабеков М.-А.С, Мурзабекова А.С, Мурзабеков М.-Х.С Мурзабекова Х.С, Мурзабекова Л.А. не проживали (л.д. 55).

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что дети Мурзабековой Л.А. находились на полном содержании Дахкильгова М.-Б.А или получали от него помощь, которая была для них постоянным и основным источником средств к существованию, а также, что они являлись членами семьи Дахкильгова М.-Б.А., нельзя признать основанным на положениях действующего законодательства, регулирующего данные правоотношения.

Судебная коллегия находит, что допущенные судами первой и второй инстанций нарушения норм материального права являются существенными они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем судебные постановления подлежат отмене.

Поскольку по делу установлены обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения заявления, Судебная коллегия полагает возможным не передавая дело на новое рассмотрение, принять по делу новое решение которым в удовлетворении заявления отказать.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Магасского районного суда Республики Ингушетия от 12 марта 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 25 сентября 2014 г. отменить, принять по делу новое решение, которым в удовлетворении иска Мурзабековой Л А и Мурзабековой Х С к МВД по Республике Ингушетия об установлении факта нахождения на иждивении, факта совместного проживания, признания членами семьи отказать.

Председательствующий


Комментарии ()

    Судебная практика по статье 63 СК РФ