Решение Верховного суда: Определение N 5-КГ15-190 от 22.12.2015 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 5-КГ15-190

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 22 декабря 2015 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Вавилычевой Т.Ю.,

судей Горохова Б.А., Юрьева И.М рассмотрела в судебном заседании 22 декабря 2015 г. по кассационной жалобе Владимировой Л.В. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 марта 2015 г. дело по иску Владимировой Л В к Владимировой Е Н , действующей в интересах несовершеннолетнего Владимирова М А о прекращении права пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А., объяснения Владимировой Л.В. и ее представителя адвоката Кунаевой Л.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей, что кассационная жалоба подлежит удовлетворению, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила Владимирова Л.В. обратилась с иском к Владимировой Е.Н., действующей в интересах несовершеннолетнего Владимирова М.А., о прекращении права пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета.

В обоснование своих требований истец ссылалась на то, что в квартире,

расположенной по адресу принадлежащей ей на праве собственности, зарегистрирован несовершеннолетний внук Владимиров М.А., года рождения который является бывшим членом ее семьи и по месту регистрации не проживает. Ее сын Владимиров А. А., приходящийся отцом несовершеннолетнему Владимирову М.А., умер 9 августа 2011 г. Внук проживает по месту жительства своей матери - Владимировой Е.Н. по адресу: область Регистрация несовершеннолетнего нарушает ее права как собственника спорной квартиры в связи с неоплатой законным представителем Владимирова М.А. коммунальных услуг за своего несовершеннолетнего сына.

Решением Перовского районного суда г. Москвы от 29 октября 2014 г право пользования Владимирова М.А. жилым помещением, расположенным по адресу: г. , ул. - прекращено Владимиров М.А. снят с регистрационного учета по указанному адресу.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 марта 2015 г. решение суда отменено. По делу постановлено новое решение, которым Владимировой Л.В. отказано в удовлетворении заявленных исковых требований.

В кассационной жалобе Владимировой Л.В. ставится вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 марта 2015 г. и оставлении решения Перовского районного суда г. Москвы от 29 октября 2014 г. без изменения.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А. от 12 октября 2015 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки в кассационном порядке и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А. от 19 ноября 2015 года кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Ответчик Владимирова М.А. и представители третьих лиц - УСЗН района Вешняки г. Москвы, ОУФМС по району Новогиреево г. Москвы и Орган опеки и попечительства района Вешняки г. Москвы, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание не явились и не сообщили о причине неявки.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц, участвующих в деле.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит ее подлежащей удовлетворению, а апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 марта 2015 г. подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении настоящего дела судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда были допущены такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможно восстановление нарушенных прав заявителя.

Как усматривается из материалов дела и установлено судом, спорная квартира, расположенная по адресу: г.,

- принадлежит на праве общей совместной собственности истцу Владимировой Л.В. и Куликову П.В. на основании договора передачи квартиры в собственность в порядке приватизации от 21 декабря 1992 г.

В ней зарегистрированы по месту жительства истец, Куликов П.В дочь Куликова К.П. и несовершеннолетний внук Владимиров М.А.

Несовершеннолетний Владимиров М.А. был зарегистрирован в указанной квартире 19 января 2010 года без согласия собственников квартиры как член семьи Владимирова А.А., но никогда в нее не вселялся, не проживал в ней и не являлся членом семьи Владимировой Л.В., ее мужа Куликова П.В. и дочери Куликовой К.П.

Родители несовершеннолетнего Владимирова М.А., Владимиров А.А. и Владимирова Е.Н., с сыном в спорной квартире после прописки в нее их сына Владимирова М.А. также не проживали. 9 августа 2011 г. Владимиров А.А умер.

Мать несовершеннолетнего, Владимирова Е.Н. зарегистрирована по месту жительства по адресу: область, г. ..

Удовлетворяя иск, суд первой инстанции, руководствуясь статьей 20 Гражданского кодекса Российской Федерации, частью 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации, пришел к выводу о том, что несовершеннолетний Владимиров М.А. не является членом семьи истца соглашение между собственником и законным представителем бывшего члена семьи собственника, позволяющее Владимирову М.А. пользоваться собственностью Владимировой Л.В. не достигнуто, в связи с чем признал несовершеннолетнего Владимирова М.А. прекратившим право пользования спорной квартирой со снятием его с регистрационного учета.

Отменяя решение суда и отказывая в удовлетворении исковых требований Владимировой Л.В., судебная коллегия, ссылаясь на положения статей 31, 35 Жилищного кодекса Российской Федерации, статей 6, 20 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 55, 65 Семейного кодекса Российской Федерации, исходила из того, что Владимиров М.А являясь в настоящее время несовершеннолетним, не может самостоятельно реализовать свое право на проживание в спорном жилом помещении Проживание ребенка с одним из родителей в другом жилом помещении, не может служить основанием для прекращения за ним права пользования жилым помещением, в котором имел право на жилую площадь один из его родителей. Фактического вселения ребенка на спорную жилую площадь в данном случае не требуется.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает выводы суда апелляционной инстанции основанными на неправильном применении и толковании норм материального права, регулирующих возникшие правоотношения. Кроме того, судом не приняты во внимание имеющие значение для правильного разрешения дела обстоятельства, а именно тот факт, что несовершеннолетний Владимиров М.А. в спорное жилое помещение не вселялся и не проживал в нем.

В соответствии с положениями статьи 209 Гражданского кодекса Российской Федерации собственнику принадлежат права владения пользования и распоряжения своим имуществом. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц.

Собственник может требовать устранения всяких нарушений его права хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения (ст. 304 ГКРФ).

Согласно части 1 статьи 30 Жилищного кодекса Российской Федерации собственник жилого помещения осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему на праве собственности жилым помещением в соответствии с его назначением и пределами его использования, которые установлены настоящим Кодексом.

Частью 1 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях иные граждане могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи.

Вселенные собственником жилого помещения члены его семьи имеют право пользования данным жилым помещением наравне с его собственником, если иное не установлено соглашением между собственником и членами его семьи (ч. 2 ст. 31 ЖК РФ).

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» вопрос о признании лица членом семьи собственника жилого помещения судам следует разрешать с учетом положений части 1 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации, исходя из следующего:

а) членами семьи собственника жилого помещения являются проживающие совместно с ним в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника. При этом супругами считаются лица, брак которых зарегистрирован в органах записи актов гражданского состояния (статья 10 Семейного кодекса Российской Федерации). Для признания названных лиц, вселенных собственником в жилое помещение, членами его семьи достаточно установления только факта их совместного проживания с собственником в этом жилом помещении и не требуется установления фактов ведения ими общего хозяйства с собственником жилого помещения, оказания взаимной материальной и иной поддержки;

б) членами семьи собственника жилого помещения могут быть признаны другие родственники независимо от степени родства (например бабушки, дедушки, братья, сестры, дяди, тети, племянники, племянницы и другие) и нетрудоспособные иждивенцы как самого собственника, так и членов его семьи, а в исключительных случаях иные граждане (например лицо, проживающее совместно с собственником без регистрации брака), если они вселены собственником жилого помещения в качестве членов своей семьи. Для признания перечисленных лиц членами семьи собственника жилого помещения требуется не только установление юридического факта вселения их собственником в жилое помещение, но и выяснение содержания волеизъявления собственника на их вселение, а именно: вселялось ли им лицо для проживания в жилом помещении как член его семьи или жилое помещение предоставлялось для проживания по иным основаниям (например, в безвозмездное пользование, по договору найма). Содержание волеизъявления собственника в случае спора определяется судом на основании объяснений сторон, третьих лиц, показаний свидетелей письменных документов (например, договора о вселении в жилое помещение) и других доказательств (статья 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

При этом необходимо иметь в виду, что семейные отношения характеризуются, в частности, взаимным уважением и взаимной заботой членов семьи, их личными неимущественными и имущественными правами и обязанностями, общими интересами, ответственностью друг перед другом ведением общего хозяйства.

Из содержания приведенных положений части 1 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации и разъяснений по их применению следует что о принадлежности названных в ней лиц к семье собственника жилого помещения свидетельствует факт их совместного проживания.

Между тем по настоящему делу сведений о совместном проживании истца Владимировой Л.В. и несовершеннолетнего Владимирова М.А материалы дела не содержат. В суде было установлено, что ребенок с рождения проживал совместно с родителями и в спорную квартиру не вселялся.

В соответствии с пунктом 1 статьи 56 Семейного кодекса Российской Федерации ребенок имеет право на защиту своих прав и законных интересов которая осуществляется родителями.

Родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей (пункт 1 статьи 63 Семейного кодекса Российской Федерации).

В силу пункта 2 статьи 20 Гражданского кодекса Российской Федерации местом жительства несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, или граждан, находящихся под опекой, признается место жительства их законных представителей - родителей, усыновителей или опекунов.

Из системного толкования перечисленных норм следует, что право несовершеннолетних детей производно от прав их родителей, поскольку лица, не достигшие возраста 14 лет, не могут самостоятельно реализовывать свои права, в том числе на вселение в жилое помещение и проживание в нем.

По данному делу законный представитель несовершеннолетнего Владимирова М.А., Владимирова Е.Н., в спорной квартире не поселялась, не зарегистрирована и не проживает.

Право пользования указанной квартирой отца Владимирова М.А Владимирова А.А. прекращено в связи с его смертью.

В силу части 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи.

По смыслу частей 1 и 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации, бывшими членами семьи собственника жилого помещения могут быть признаны лица независимо от степени их родства с собственником при условии прекращения между ними семейных отношений.

Применительно к спорному жилищному правоотношению правовое значение имеет наличие семейных отношений между сторонами.

Между тем состояние родства в силу приведенных выше норм права и регистрация по спорному адресу не могут служить достаточным основанием для вывода о том, что Владимиров М.А. является членом семьи собственника спорной квартиры, а, следовательно, имеет право пользования жилым помещением, принадлежащим Владимировой Л.В.

При таких обстоятельствах апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 марта 2015 года, принятое с существенным нарушением норм материального и процессуального права, повлекшим вынесение незаконного судебного акта подлежит отмене.

При этом подлежит оставлению в силе решение Перовского районного суда г. Москвы от 29 октября 2014 года, вынесенное с учетом установленных по делу обстоятельств и с правильным применением норм материального права.

Руководствуясь статьями 387, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 марта 2015 года отменить.

Оставить в силе решение Перовского районного суда г. Москвы от 29 октября 2014 года Председательствующий

Судьи:


Комментарии ()

    Судебная практика по статье 63 СК РФ