Решение Верховного суда: Определение N 77-КГ14-11 от 24.02.2015 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 77-КГ14-11

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 24 февраля 2015 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Кликушина А.А.,

судей Горохова Б.А., Вавилычевой Т.Ю рассмотрела в судебном заседании 24 февраля 2015 г. по кассационной жалобе Колтаковой С.Н. на решение Чаплыгинского районного суда Липецкой области от 15 мая 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским' делам Липецкого областного суда от 21 июля 2014 г. по делу по иску Колтаковой Н Н к Колтаковой С Н о признании прекратившей право пользования жилым помещением.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Засеевой Э.С., полагавшей, что кассационная жалоба подлежит удовлетворению, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила Колтакова Н.Н. обратилась в суд с иском к Колтаковой С.Н. о признании прекратившей право пользования жилым помещением.

В обоснование своих требований истец ссылалась на то, что является собственником жилого помещения, расположенного по адресу: гул. . В данной квартире в качестве членов семьи собственника зарегистрированы бывшая супруга сына истца Колтакова С.Н и несовершеннолетний внук Колтаков И.Д.

6 мая 2014 г. брак между Колтаковым Д.Ю. (сыном истца) и Колтаковой С.Н. расторгнут на основании решения мирового судьи Чаплыгинского судебного участка № 2 от 13 декабря 2013 г.

Таким образом, как указала истец, ответчик перестала быть членом семьи собственника, однако проживает и пользуется спорным жилым помещением, в добровольном порядке сняться с регистрационного учета отказывается, чем существенным образом ущемляет права собственника.

Решением Чаплыгинского районного суда Липецкой области от 15 мая 2014 г. иск Колтаковой Н.Н. удовлетворен. Право пользования Колтаковой С.Н. жилым помещением, расположенным по адресу: Липецкая область г. прекращено, и она подлежит снятию с регистрационного учета.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 21 июля 2014 г. решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Колтаковой С.Н. поставлен вопрос об отмене указанных судебных постановлений, как вынесенных с нарушением норм материального права, и о вынесении нового решения об отказе в удовлетворении иска.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 24 ноября 2014 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки в кассационном порядке.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 23 января 2015 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Стороны, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание не явились и не сообщили о причине неявки.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц, участвующих в деле.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит состоявшиеся по делу судебные постановления подлежащими отмене по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении настоящего дела судом были допущены такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможно восстановление нарушенных прав заявителя.

Как усматривается из материалов дела и установлено судом, Колтакова Н.Н. является собственником жилого помещения, расположенного по адресу г. , общей площадью 49,0 кв.м., что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права собственности от 10 марта 2007 г. на основании заключенного 8 августа 2006 г. договора купли-продажи квартиры.

28 июня 2010 г. в данном жилом помещении в качестве членов семьи собственника были зарегистрированы супруга сына истца Колтакова С.Н. и ее несовершеннолетний внук Колтаков И.Д.

Решением мирового судьи Чаплыгинского судебного участка № 2 Липецкой области от 13 декабря 2013 г. брак между Колтаковым Д.Ю. (сыном истца) и Колтаковой С.Н. расторгнут.

В соответствии с положениями статьи 209 Гражданского кодекса Российской Федерации собственнику принадлежат права владения пользования и распоряжения своим имуществом. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц.

Собственник может требовать устранения всяких нарушений его права хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения (ст. 304 ГКРФ).

Согласно части 1 статьи 30 Жилищного кодекса Российской Федерации собственник жилого помещения осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему на праве собственности жилым помещением в соответствии с его назначением и пределами его использования, которые установлены настоящим Кодексом.

Частью 1 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы

и в исключительных случаях иные граждане могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи.

В силу части 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи.

Разрешая спор, суд пришел к выводу о том, что законных оснований для сохранения за Колтаковой С.Н. права пользования спорным жилым помещением не имеется, поскольку после расторжения брака с Колтаковым Д.Ю. (сыном истца) она перестала быть членом семьи собственника, каких либо соглашений о порядке пользования квартирой между сторонами не заключалось.

Суд апелляционной инстанции согласился с указанным выводом суда.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит выводы суда основанными на неправильном толковании и применении норм материального права, регулирующих возникшие правоотношения. Кроме того, при разрешении спора судом не были приняты во внимание существенные, имеющие значение для правильного разрешения возникшего спора обстоятельства.

В соответствии с частью 1 статьи 40 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на жилище. Никто не может быть произвольно лишен жилища.

Согласно разъяснениям, данным в пункте 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», при рассмотрении дел вытекающих из жилищных правоотношений, судам необходимо учитывать что Конституция Российской Федерации предоставила каждому, кто законно находится на территории Российской Федерации, право свободно передвигаться, выбирать место жительства, а также гарантировала право на жилище.

По общему правилу, в соответствии с частью 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением собственника с бывшим членом его семьи. Это означает, что бывшие члены семьи собственника утрачивают право пользования жилым помещением и должны освободить его (ч. 1 ст. 35 ЖК РФ). В противном случае собственник жилого помещения вправе требовать их выселения в судебном порядке без предоставления другого жилого помещения (п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации»).

Статьей 10 Жилищного кодекса Российской Федерации установлено что жилищные права и обязанности возникают из оснований предусмотренных настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными правовыми актами, а также из действий участников жилищных отношений, которые хотя и не предусмотрены такими актами, но в силу общих начал и смысла жилищного законодательства порождают жилищные права и обязанности.

В соответствии с пунктом 2 статьи 20 Гражданского кодекса Российской Федерации местом жительства несовершеннолетних детей, не достигших четырнадцати лет, признается место жительства их законных представителей - родителей, усыновителей или опекунов.

Согласно пункту 2 статьи 54 Семейного кодекса Российской Федерации каждый ребенок имеет право жить и воспитываться в семье насколько это возможно, право знать своих родителей, право на их заботу право на совместное с ними проживание, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам.

Родители имеют право и обязаны воспитывать своих детей. Родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей. Они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей. Родители имеют преимущественное право на обучение и воспитание своих детей перед всеми другими лицами (п. 1 ст. 63 СК РФ).

В силу пункта 3 статьи 65 Семейного кодекса Российской Федерации место жительства детей при раздельном проживании родителей устанавливается соглашением родителей.

Из материалов дела видно, что Колтакова С.Н. с согласия истца была вселена в спорное жилое помещение как член семьи собственника жилого помещения, проживала в нем с сыном Колтаковым И.Д., 18 августа 2005 года рождения, и мужем - сыном истца.

На основании решения мирового судьи Чаплыгинского судебного участка № 2 Липецкой области от 13 декабря 2013 г. о расторжении брака место жительства несовершеннолетнего ребенка определено с матерью.

Спорная квартира является постоянным и единственным местом жительства несовершеннолетнего сына Колтаковой С.Н., который в силу возраста ( ) лишен возможности самостоятельно определить свое место жительства, и не может проживать самостоятельно без законного представителя.

Удовлетворяя заявленные Колтаковой Н.Н. требования, суд не учел данные обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора. Между тем, признание ответчика утратившей право пользования спорным жилым помещением с прекращением ее жилищных прав, является существенным нарушением прав несовершеннолетнего сына ответчика на совместное проживание с матерью, которое определено судом в процессе расторжения брака между супругами. При этом ответчик лишается возможности в полной мере осуществлять свои родительские обязанности по воспитанию, содержанию и совместному проживанию с несовершеннолетним сыном, что противоречит пункту 2 статьи 54, пункту 1 статьи 63 Семейного кодекса Российской Федерации.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, регулирование прав на жилое помещение должно осуществляться на основе баланса прав и охраняемых законом интересов всех участников соответствующих правоотношений; в тех случаях, когда имущественные права на спорную вещь имеют другие, помимо собственника, лица, этим лицам также должна быть гарантирована государственная защита их прав; признание приоритета прав собственника жилого помещения либо проживающих в этом помещении иных лиц, как и обеспечение взаимного учета их интересов зависят от установления и исследования фактических обстоятельств конкретного спора, то есть не исключается необходимость учета особенностей конкретных жизненных ситуаций при разрешении соответствующих гражданских дел (Постановления от 21 апреля 2003 г. № 6-П, от 8 июня 2010 г. № 13-П и определение от 3 ноября 2006 г. № 455-0).

Норма части 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации наделяя суд известной свободой усмотрения при решении вопросов о сохранении за бывшим членом семьи собственника права пользования жилым помещением, сроке существования данного права, а также об обязании собственника обеспечить соответствующее лицо иным жилым помещением, предполагает необходимость всестороннего и глубокого изучения судом фактических обстоятельств дела с целью проверки того имеются ли в действительности основания для сохранения права пользования жилым помещением за бывшим членом семьи собственника данного помещения или предоставления ему иного жилого помещения собственником.

Согласно пункту 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14 «О некоторых вопросах возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», при рассмотрении иска собственника жилого помещения к бывшему члену семьи о прекращении пользования жилым помещением и выселении суду в случае возражения ответчика против удовлетворения иска в целях обеспечения баланса интересов сторон спорного правоотношения надлежит исходя из положений части 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации решить вопрос о возможности сохранения за бывшим членом семьи права пользования жилым помещением на определенный срок независимо от предъявления им встречного иска об этом.

Принятие судом решения о сохранении права пользования жилым помещением за бывшим членом семьи на определенный срок допускается частью 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации при установлении следующих обстоятельств:

а) отсутствие у бывшего члена семьи собственника жилого помещения оснований приобретения или осуществления права пользования иным жилым помещением (то есть у бывшего члена семьи собственника не имеется другого жилого помещения в собственности, отсутствует право пользования другим жилым помещением по договору найма; бывший член семьи не является участником договора долевого участия в строительстве жилого дома, квартиры или иного гражданского правового договора на приобретение жилья и др.);

б) отсутствие у бывшего члена семьи собственника возможности обеспечить себя иным жилым помещением (купить квартиру, заключить договор найма жилого помещения и др.) по причине имущественного положения (отсутствует заработок, недостаточно средств) и других заслуживающих внимания обстоятельств (состояние здоровья нетрудоспособность по возрасту или состоянию здоровья, наличие нетрудоспособных иждивенцев, потеря работы, учеба и т.п.).

При определении продолжительности срока, на который за бывшим членом семьи собственника жилого помещения сохраняется право пользования жилым помещением, суду следует исходить из принципа разумности и справедливости, конкретных обстоятельств каждого дела учитывая материальное положение бывшего члена семьи, возможность совместного проживания сторон в одном жилом помещении и другие заслуживающие внимания обстоятельства.

В силу положений статьи 3 Конвенции ООН «О правах ребенка» во всех действиях в отношении детей независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка.

В Конвенции отмечается, что государства - участники Конвенции убеждены в том, что семье как основной ячейке общества и естественной среде для роста и благополучия всех ее членов и особенно детей должны быть предоставлены необходимые защита и содействие, с тем чтобы она могла полностью возложить на себя обязанности в рамках общества. В соответствии со статьей 9 Конвенции государства-участники обеспечивают чтобы ребенок не разлучался со своими родителями вопреки их желанию, за исключением случаев, когда компетентные органы, согласно судебному решению, определяют в соответствии с применимым законом и процедурами, что такое разлучение необходимо в наилучших интересах ребенка.

Часть 1 статьи 38 Конституции Российской Федерации предусматривает, что материнство и детство, а также семья находятся под защитой государства. Одновременно положения статьи 1 Семейного кодекса Российской Федерации определяют, что семейное законодательство исходит из необходимости построения семейных отношений на взаимопомощи и ответственности перед семьей всех ее членов, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи, обеспечения беспрепятственного осуществления членами семьи своих прав и возможности судебной защиты этих прав. Часть 2 статьи 7 Конституции Российской Федерации обеспечивает государственную поддержку семьи материнства, отцовства и детства.

Учитывая, что ответчик была вселена в спорное жилое помещение в качестве члена семьи истца и проживает там постоянно, ребенок ответчика после расторжения брака родителей находится на попечении, содержании и воспитании матери, Колтакова С.Н. иного жилого помещения не имеет, как и несовершеннолетний ребенок, в связи с чем, выселение Колтаковой С.Н. не позволит ей осуществлять ежедневную заботу, попечение, воспитание ребенка, которые невозможны при раздельном проживании, а их материальное положение не позволяет обеспечить себя иным жилым помещением.

При таких обстоятельствах, Судебная коллегия полагает, что правовых оснований для удовлетворения заявленных Колтаковой Н.Н требований и выселения Колтаковой С.Н. без сохранения за ней права пользования жилым помещением на определенный срок не имелось, в связи с чем выводы судебных инстанций нельзя признать правильными.

Поскольку оспариваемые судебные постановления приняты с существенным нарушением норм права, регулирующих спорные правоотношения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в целях исправления судебной ошибки допущенной при рассмотрении дела судом первой и апелляционной инстанции, которая повлекла вынесение неправосудного решения, признает решение Чаплыгинского районного суда Липецкой области от 15 мая 2014 г и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 21 июля 2014 г. подлежащими отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, с учетом всех установленных по настоящему делу обстоятельств и с соблюдением требований материального и процессуального закона разрешить возникший спор.

Руководствуясь статьями 387, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила решение Чаплыгинского районного суда Липецкой области от 15 мая 2014 г и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 21 июля 2014 г. отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции Председательствующий:

Судьи:


Комментарии ()

    Судебная практика по статье 63 СК РФ