Решение Верховного суда: Определение N 5-КГ15-75 от 29.09.2015 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№ 5-КГ15-75

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 29 сентября 2015 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кликушина А.А.

судей Вавилычевой Т.Ю. и Юрьева И.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Соложенниковой Н А к Соложенникову Д В об установлении отцовства,

по кассационной жалобе Соложенниковой Н А действующей в интересах несовершеннолетнего Соложенникова Д Д , на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 14 января 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А., выслушав объяснения представителя Соложенниковой Н.А Шурыгиной Н.И., поддержавшей доводы кассационной жалобы, представителя Отдела опеки и попечительства района Нагорное г. Москвы - Добрянской И.С просившей об отмене апелляционного определения, а также представителей Соложенникова Д.В. - Соложенниковой А.В. и Гудковой Г.В., возражавших против доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Соложенникова Н.А. обратилась в суд с иском к Соложенникову Д.В. об установлении отцовства. В обоснование иска Соложенникова Н.А. указала, что с 30 ноября 2002 г. по 11 октября 2003 г. состояла с Соложенниковым Д.В. в браке. От брака с ответчиком имеет сына Соложенникова Д.Д., года рождения. Соложенников Д.В. отцовство в отношении сына Даниила оспорил в судебном порядке, в связи с чем в актовой записи о рождении запись об отце ребенка аннулирована. На генетическую экспертизу она с сыном не явилась из за болезни ребенка. Поскольку отцом Д является ответчик, по мнению Соложенниковой Н.А., отсутствие в свидетельстве о рождении записи об отце ребенка нарушает его права, в связи с чем просила установить происхождение Соложенникова Д от ответчика, признать Соложенникова Д.В. отцом ребенка с внесением соответствующей записи в актовую запись о рождении Кроме того, Соложенникова Н.А. просила взыскать с Соложенникова Д.В алименты на содержание сына в размере 1/4 части заработка ответчика начиная с 21 февраля 2011 г. до достижения им совершеннолетия.

Решением Чертановского районного суда г. Москвы от 30 октября 2014 г иск удовлетворен частично, установлено отцовство Соложенникова Д.В. в отношении несовершеннолетнего Соложенникова Д., с ответчика в пользу Соложенниковой Н.А. на содержание ребенка взысканы алименты в размере 1/4 всех видов заработка, начиная с момента вынесения решения до совершеннолетия Соложенникова Д.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 14 января 2015 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу вынесено новое решение об отказе в удовлетворении иска Соложенниковой Н.А.

В кассационной жалобе Соложенникова Н.А. ставит вопрос об отмене состоявшегося судебного постановления, как незаконного.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А. А. от 13 августа 2015 г. кассационная жалоба Соложенниковой Н.А. передана с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, возражения на нее, Судебная коллегия находит, что имеются основания для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 14 января 2015 г.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены судом апелляционной инстанции при рассмотрении данного дела.

Как установлено судом и следует из материалов дела Соложенникова Н.А. и Соложенников Д.В. с 30 ноября 2002 г. состояли в зарегистрированном браке, который прекращен 11 октября 2003 г. на основании решения Чертановского районного суда г. Москвы от 30 сентября 2003 г. (л.д.21).

г. у Соложенниковой Н.А. родился сын Соложенников Д , отцом которого был записан Соложенников Д.В. (л.д. 20).

Вступившим в законную силу решением Чертановского районного суда г. Москвы от 1 марта 2004 г. удовлетворено заявление Соложенникова Д.В. об оспаривании записи об отцовстве в отношении Соложенникова Д. Д родившегося г., матерью которого является Соложенникова Н.А. В удовлетворении иска Соложенниковой Н.А. к Соложенникову Д.В. о взыскании алиментов на свое содержание до достижения ребенком трехлетнего возраста отказано (л.д. 7-8).

В свидетельстве о рождении несовершеннолетнего Соложенникова Д выданного повторно г., в графе мать указана Соложенникова Н.А в графе отец стоит прочерк (л.д. 19).

Разрешая спор и удовлетворяя иск Соложенниковой Н.А. об установлении отцовства и взыскании алиментов, суд первой инстанции, руководствуясь положениями части 3 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, исходил из того, что ответчик уклонился от участия в судебно-медицинской (генетической) экспертизе, назначенной определением Чертановского районного суда г.Москвы от 1 сентября 2014 г. в ООО «Центр Молекулярной генетики», в связи с чем признал факт отцовства Соложенникова Д.В. в отношении сына установленным.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, исходил из того, что решением Чертановского районного суда г. Москвы от 1 марта 2004 г. был разрешен вопрос о происхождении ребенка (Соложенникова Д ), которое в соответствии со статьей 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации имеет преюдициальное значение по делу.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что с выводами суда апелляционной инстанции нельзя согласиться по следующим основаниям.

Пунктом 1 статьи 3 Конвенции о правах ребенка провозглашено, что во всех действиях в отношении детей независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка.

Ребенок регистрируется сразу же после рождения и с момента рождения имеет право на имя и на приобретение гражданства, а также, насколько это возможно, право знать своих родителей и право на их заботу (статья 7 Конвенции).

Таким образом Конвенцией о правах ребенка провозглашено право ребенка знать своих родителей.

В силу пункта 2 статьи 54 Семейного кодекса Российской Федерации каждый ребенок имеет право жить и воспитываться в семье, насколько это возможно, право знать своих родителей, право на их заботу, право на совместное с ними проживание, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам.

Указанной нормой и статьей 7 Конвенции о правах ребенка обеспечивается право ребенка на воспитание своими родителями, обеспечение его интересов, всестороннего развития, уважение его человеческого достоинства.

Родители или в соответствующих случаях законные опекуны несут основную ответственность за воспитание и развитие ребенка. Наилучшие интересы ребенка являются предметом их основной заботы. Родитель (и) или другие лица, воспитывающие ребенка, несут основную ответственность за обеспечение в пределах своих способностей и финансовых возможностей условий жизни, необходимых для развития ребенка (статьи 7, 18, 27 Конвенции).

С правом несовершеннолетних детей жить и воспитываться в семье неразрывно связано закрепленное в пункта 1 статьи 55 Семейного кодекса Российской Федерации право детей на общение, в том числе, с обоими родителями, что создает необходимые предпосылки для полноценного воспитания и образования детей.

Статьей 38 Конституции Российской Федерации установлено, что материнство и детство, семья находятся под защитой государства. Забота о детях, их воспитание - равное право и обязанность родителей.

Конституционный Суд Российской Федерации в абзаце первом пункта 3 постановления от 8 июня 2010 г. № 13-П «По делу о проверке конституционности пункта 4 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки В.В. Чадаевой» указал на то, что забота о детях, их воспитание как обязанность родителей, по смыслу статьи 38 (часть 2) Конституции Российской Федерации, предполагают, что ущемление прав ребенка, создание ему немотивированного жизненного дискомфорта несовместимы с самой природой отношений, исторически сложившихся и обеспечивающих выживание и развитие человека как биологического вида.

С учетом приведенных норм права при разрешении споров затрагивающих права ребенка, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка.

Принимая новое решение по делу об отказе в иске Соложенниковой Н.А которая при подаче иска в суд ссылалась на то, что отцом ребенка является ответчик и отсутствие в свидетельстве о рождении записи об отце ребенка нарушает его права, суд апелляционной инстанции исходил из преюдициального характера решения Чертановского районного суда г. Москвы от 1 марта 2004 г. в силу статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии со статьей 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Между тем, суд первой инстанции, удовлетворяя требования Соложенникова Д.В. об оспаривании отцовства, применил положения части 3 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации согласно которой при уклонении стороны от участия в экспертизе непредставлении экспертам необходимых материалов и документов для исследования и в иных случаях, если по обстоятельствам дела и без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена установленным или опровергнутым.

Учитывая, что рассматриваемый судом спор обусловлен зашитой интересов несовершеннолетнего ребенка, реализацией его фундаментального неотчуждаемого права - права на семью, права знать свое происхождение, знать родителей и получать от них заботу, а также то, что вышеуказанное решение Чертановского районного суда г. Москвы от 1 марта 2004 г. об оспаривании отцовства было основано исключительно на положениях части 3 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и постановлено без исследования фактических обстоятельств и доказательств по делу, оно не должно учитываться при рассмотрении настоящего дела.

В связи с чем у суда апелляционной инстанции при принятии решения по настоящему делу отсутствовали основания для применения положений статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, в связи с чем могут быть устранены только посредством отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 14 января 2015 г. с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 14 января 2015 г. отменить, направить дело на новое апелляционное рассмотрение.

Председательствующий

Судьи


Комментарии ()