Решение Верховного суда: Определение N 4-КГ16-74 от 28.02.2017 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№4-КГ 16-74

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 28 февраля 2017 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Юрьева И.М.,

судей Горохова Б.А., Рыженкова А.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Шевчишиной М Е к Николаеву Д С о расторжении брака, определении места жительства детей, взыскании алиментов признании права собственности на жилое помещение, разделе совместно нажитого имущества, по встречному иску Николаева Д С к Шевчишиной М Е о разделе совместно нажитого имущества

по кассационной жалобе Шевчишиной М Е на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 14 марта 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М., выслушав объяснения Шевчишиной М.Е., ее представителя Марохина И.И., поддержавших доводы кассационной жалобы, объяснения Николаева Д.С., его представителя Богдановой А.П., возражавших против доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Шевчишина М.Е. обратилась суд с иском к Николаеву Д.С. и с учетом уточнений исковых требований просила расторгнуть брак с ответчиком определить место жительства общих несовершеннолетних детей - Николаевой В Д , Николаевой В Д , Николаевой М Д с истцом, взыскать алименты на их содержание в размере 1/2 заработка и (или) иного дохода ответчика, произвести раздел совместно нажитого имущества супругов путем признания за истцом права собственности на автомобиль марки года выпуска, за ответчиком - на автомобиль марки года выпуска, а также признать право собственности на квартиру, расположенную по адресу: область,,

за истцом и исключить из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним запись о регистрации за ответчиком права собственности на это жилое помещение.

В обоснование исковых требований указала, что стороны с 14 июля 2001 г. состоят в браке, однако семейные отношения между ними уже около года фактически прекращены, дальнейшая совместная жизнь и сохранение семьи невозможны. Соглашение о детях и о разделе общего имущества между сторонами не достигнуто. При этом на квартиру не подлежит распространению режим совместной собственности супругов, поскольку она приобретена на денежные средства, выделенные ей как сотруднику органов внутренних дел путем предоставления единовременной социальной выплаты для приобретения или строительства жилого помещения.

Николаев Д.С. обратился в суд со встречным исковым заявлением о разделе совместно нажитого имущества - квартиры, расположенной по адресу:

область, , как совместно нажитого имущества в равных долях, по 1/2 доли в праве собственности на спорную квартиру.

Шевчишина М.Е. и ее представитель Бадыкшанова Г Г . исковые требования поддержали в полном объеме, встречные исковые требования не признали.

Николаев Д.С. и его представитель Дубровина С Б . признали исковые требования в части расторжения брака, взыскания алиментов, определении места жительства детей и разделе автомобилей (л.д. 53, 117). В части требований о признании права собственности на квартиру за Шевчишиной М.Е. возражали просили в этой части удовлетворить встречные исковые требования.

Решением Реутовского городского суда Московской области от 19 ноября 2015 г. исковые требования Шевчишиной М.Е. удовлетворены, в удовлетворении встречных исковых требований отказано.

Брак между Шевчишиной М.Е. и Николаевым Д.С. расторгнут, место жительство несовершеннолетних детей определено с Шевчишиной М.Е.

С Николаева Д.С. в пользу Шевчишиной М.Е. взысканы алименты на содержание детей в размере 1/2 заработка и (или) иного дохода ежемесячно начиная с 1 ноября 2015 г. и до совершеннолетия детей.

Произведен раздел совместно нажитого имущества супругов, за Николаевым Д.С. признано право собственности на автомобиль марки

года выпуска, за Шевчишиной М.Е - автомобиль марки

года выпуска.

За Шевчишиной М.Е. признано право собственности на спорную квартиру, из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним исключена запись о регистрации за Николаевым Д.С. права собственности на квартиру.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 14 марта 2016 г. решение суда первой инстанции отменено в части отказа в удовлетворении встречных исковых требований Николаева Д.С. о разделе совместно нажитого имущества квартиры и удовлетворения исковых требований Шевчишиной М.Е. о признании права собственности на спорную квартиру. В указанной части принято новое решение, которым право собственности на данную квартиру признано за Николаевым Д.С, Шевчишиной М.Е., Николаевой В.Д Николаевой В.Д. по 1/4 доли за каждым. В остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Шевчишина М.Е. ставит вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 14 марта 2016 г.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 25 ноября 2016 г. отказано в передаче кассационной жалобы Шевчишиной М.Е. для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Нечаева В.И. от 23 января 2017 г. определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 25 ноября 2016 г. отменено, кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 14 марта 2016 г. в части.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Исходя из принципа диспозитивности при рассмотрении дела по существу

суд кассационной инстанции должен проверить обжалуемые вступившие в законную силу судебные постановления в пределах доводов кассационной

жалобы (представления).

Вместе с тем в силу части 2 статьи 390 Гражданского процессуального

кодекса Российской Федерации в случае выявления допущенных судами

существенных нарушений закона, не указанных в доводах жалобы (представления), суд в интересах законности вправе выйти за пределы доводов жалобы (представления) и обратить внимание на допущенные судами существенные нарушения закона, учесть их при принятии своего решения по результатам рассмотрения кассационной жалобы (представления).

Под интересами законности, которые дают суду, рассматривающему дело основания для выхода за пределы доводов кассационной жалобы (с учетом положений статьи 2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), следует, в частности, понимать необходимость обеспечения по рассматриваемому делу правильного применения норм материального или процессуального права в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований и других лиц.

В силу изложенного и в интересах законности, в целях защиты прав свобод и законных интересов Шевчишиной М.Е. и несовершеннолетних детей чье место жительства определено с ней, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает возможным при рассмотрении кассационной жалобы Шевчишиной М.Е. выйти за пределы ее доводов и обратить внимание на допущенные судом апелляционной инстанции по делу существенные нарушения норм материального и процессуального права, не указанные в жалобе.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Николаев Д.С. и Шевчишина М.Е. с 14 июля 2001 г. состояли в браке, имеют троих несовершеннолетних детей - Николаеву В года рождения Николаеву В , года рождения, и Николаеву М , года рождения (л.д. 12, 13, 14, 15).

На заседании комиссии ГУ МВД России по г. Москве по предоставлению единовременной денежной выплаты для приобретения или строительства жилого помещения сотрудникам, состоящим на соответствующем учете, 7 ноября 2012 г. принято решение о выделении Шевчишиной М.Е. на семью в составе 4 человек (Шевчишина М.Е, Николаев Д.С, Николаева В.Д Николаева В.Д.) денежной суммы в размере 10 158 367,50 руб. (л.д. 17-18).

На момент рассмотрения комиссией вопроса о предоставлении Шевчишиной М.Е. социальной выплаты установлено, что последняя проживала с супругом и двумя дочерьми по договору социального найма в квартире общей площадью кв. м, жилой - кв. м по адресу: ,,

в которой также проживала мать ее супруга Николаева Г.Ю., что учитывалось при расчете общей площади жилого помещения, положенной на данную семью.

На основании договора уступки прав требований от 7 марта 2013 г. № по договору участия в долевом строительстве от 26 июня 2012 г. № , разрешения на ввод объекта в эксплуатацию и акта приема передачи квартиры 12 декабря 2014 г. за Николаевым Д.С. зарегистрировано

право собственности на квартиру, расположенную по адресу область, , (л.д. 118).

На приобретение спорной квартиры использованы средства единовременной социальной выплаты, предоставленной Шевчишиной М.Е. в 2012 году.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Шевчишиной М.Е. о признании за ней права собственности на спорную квартиру, одновременно отказывая в удовлетворении встречного иска Николаева Д.С. о разделе указанной квартиры, суд первой инстанции исходил из того, что единовременная социальная выплата, предоставленная Шевчишиной М.Е имеет специальное целевое назначение, в связи с чем спорная квартира не является совместной собственностью супругов и разделу не подлежит.

Суд апелляционной инстанции, отменяя в указанной части решение суда первой инстанции и принимая в этой части новое решение о признании за Николаевым Д.С, Шевчишиной М.Е., Николаевой В.Д. и Николаевой В.Д. по 1/4 доли в праве собственности на спорную квартиру за каждым, руководствовался положениями статьи 60 Семейного кодекса Российской Федерации и исходил из того, что спорная квартира приобретена с использованием средств единовременной социальной выплаты, выделенной Шевчишиной М.Е. с учетом членов семьи (4 человека, из которых двое несовершеннолетние), в связи с чем пришел к выводу о том, что при отсутствии соглашения сторон об определении долей в силу положений статей 244, 245 Гражданского кодекса Российской Федерации доли супругов и двоих детей в праве общей собственности на квартиру являются равными.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что выводы суда апелляционной инстанции сделаны с существенным нарушением норм материального и процессуального права и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

Применяя к спорным правоотношениям сторон при разделе квартиры положения статей 244, 245 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции исходил из того, что в силу пункта 5 статьи 60 Семейного кодекса Российской Федерации в случае возникновения права общей собственности родителей и детей их права на владение, пользование и распоряжение общим имуществом определяются гражданским законодательством.

Вместе с тем указанная норма права регулирует определение имущественных прав детей при возникновении права общей собственности с родителями, но не регулирует порядок раздела общего имущества супругов.

В силу пункта 1 статьи 4 Федерального закона от 19 июля 2011 г. № 247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (в редакции, действовавшей на момент предоставления истцу выплаты) сотрудник, имеющий стаж службы в органах внутренних дел не менее 10 лет в календарном исчислении, имеет право на единовременную социальную выплату для приобретения или строительства жилого помещения один раз за весь период службы в органах внутренних дел (далее - единовременная социальная выплата).

Единовременная социальная выплата предоставляется сотруднику с учетом совместно проживающих с ним членов его семьи (п. 4 ст. 4 Федерального закона № 247-ФЗ).

Правила предоставления единовременной социальной выплаты, порядок расчета ее размера и порядок исчисления стажа службы в органах внутренних дел для предоставления единовременной социальной выплаты определяются Правительством Российской Федерации (п. 5 ст. 4 Федерального закона № 247-ФЗ).

Однако положений о том, что приобретаемое за счет единовременной социальной выплаты жилое помещение подлежит оформлению в общую долевую собственность родителей и детей, Федеральный закон от 19 июля 2011 г. № 247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и Правила предоставления единовременной социальной выплаты для приобретения или строительства жилого помещения сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации от 30 декабря 2011 г. № 1223, не содержат.

В силу статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации имущество нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. К имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

Как следует из указанной нормы, доходы, полученные одним из супругов от трудовой деятельности, являются совместной собственностью супругов причем закон не связывает возникновение режима общей собственности супругов на такой доход от того, в какой форме он может быть получен.

Это судом апелляционной инстанции учтено не было.

В соответствии с разъяснениями, данными в пункте 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», общей совместной собственностью супругов, подлежащей разделу (пп. 1 и 2 ст. 34 Семейного кодекса Российской Федерации), является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу статей 128, 129, пунктов 1 и 2 статьи 213 Гражданского кодекса Российской Федерации может быть объектом права собственности граждан, независимо от того, на имя кого из супругов оно было приобретено или кем из супругов внесены денежные средства, если брачным договором между ними не установлен иной режим этого имущества. Раздел общего имущества супругов производится по правилам, установленным статьями 38, 39 Семейного кодекса Российской Федерации и статьей 254 Гражданского кодекса Российской Федерации.

По настоящему делу судом установлено, что спорная квартира была приобретена на имя Николаева Д.С. в период брака с Шевчишиной М.Е. на выделенные ей как сотруднику органов внутренних дел денежные средства по возмездной сделке (договор уступки прав требований от 7 марта 2013 г. № по договору участия в долевом строительстве от 26 июня 2012 г. № 12/56). Передача квартиры, регистрация перехода права собственности на нее и оплата ее стоимости состоялись также в период брака.

При таких обстоятельствах спорная квартира, приобретенная на полученную истцом и рассчитанную, в том числе исходя из общей продолжительности службы последней, в порядке положений Федерального закона от 19 июля 2011 г. № 247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» на основании акта органа государственной власти единовременную социальную выплату для приобретения жилого помещения, является совместным имуществом супругов.

Примененные судом положения статьи 245 Гражданского кодекса Российской Федерации, которые регулируют определение долей в праве общей долевой собственности, в соответствии с пунктом 1 статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации, устанавливающим режим совместной собственности супругов, не могут распространяться на последних при отсутствии между ними соответствующего соглашения (пункт 1 статьи 42 Семейного кодекса Российской Федерации, пункт 5 статьи 244 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Обстоятельств, свидетельствующих об изменении Николаевым Д.С. и Шевчишиной М.Е. предусмотренного законом режима совместной собственности супругов, судом не установлено, в связи с чем положения статей 245-251 Гражданского кодекса Российской Федерации, на которые сослался суд апелляционной инстанции, при разделе совместно нажитого имущества сторон не подлежали применению.

Правила определения долей супругов в общем имуществе при его разделе и порядок такого раздела, как указано в пункте 4 статьи 256 Гражданского кодекса Российской Федерации, устанавливаются семейным законодательством.

Однако, определяя доли Николаева Д.С. и Шевчишиной М.Е. в праве

общей собственности на спорную квартиру и включая в состав сособственников квартиры их детей Николаеву В.Д. и Николаеву В.Д., суд не применил нормы семейного законодательства, регулирующие раздел общего имущества супругов (статьи 38, 39 Семейного кодекса Российской Федерации).

Пунктом 3 статьи 38 Семейного кодекса Российской Федерации установлено, что при разделе общего имущества супругов суд по требованию супругов определяет, какое имущество подлежит передаче каждому из супругов В случае, если одному из супругов передается имущество, стоимость которого превышает причитающуюся ему долю, другому супругу может быть присуждена соответствующая денежная или иная компенсация.

При решении данного вопроса суд руководствуется соответствием предложенных супругами вариантов раздела их интересам, равноценностью передаваемого имущества.

В соответствии с частью 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

При этом суд определяет юридически значимые обстоятельства с учетом подлежащих применению норм материального права.

В силу пункта 1 статьи 39 Семейного кодекса Российской Федерации при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами.

Суд вправе отступить от начала равенства долей супругов в их общем имуществе исходя из интересов несовершеннолетних детей и (или) исходя из заслуживающего внимания интереса одного из супругов, в частности, в случаях если другой супруг не получал доходов по неуважительным причинам или расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи (пункт 2 статьи 39 Семейного кодекса Российской Федерации).

Одним из юридически значимых обстоятельств по данному делу являлось выяснение вопроса о наличии либо об отсутствии оснований для отступления от начала равенства долей супругов в общем имуществе, а также о наличии или отсутствии оснований для передачи спорного имущества одному из супругов с присуждением другому супругу соответствующей денежной компенсации.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 17 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября

1998 г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», при разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, суд в соответствии с пунктом 2 статьи 39 Семейного кодекса Российской Федерации может в отдельных случаях отступить от начала равенства долей супругов, учитывая интересы несовершеннолетних детей и (или) заслуживающие внимания интересы одного из супругов.

К таким интересам следует, в частности, отнести существенный интерес в использовании одним из супругов и несовершеннолетними детьми проживающими с ним, подлежащего разделу имущества.

При этом отступление от начала равенства долей супругов в их общем имуществе исходя из интересов несовершеннолетних детей не наделяет последних самостоятельным правом на имущество родителей, что согласуется с положениями пункта 4 статьи 60 Семейного кодекса Российской Федерации.

Как установлено судом, после регистрации права собственности на спорную квартиру за Николаевым Д.С регистрация и место жительства последнего остались прежними на условиях социального найма по адресу:

(л.д. 34-35).

Спорной квартирой Николаев Д.С. не пользуется, квартира передана им для проживания знакомым третьим лицам без согласия Шевчишиной М.Е. (л.д. 92-93, 137-139).

В свою очередь, Шевчишина М.Е. и несовершеннолетие дети сторон в отсутствие иного жилого помещения на праве собственности либо по договору найма проживают с матерью Шевчишиной М.Е. Будучи зарегистрированными в спорной квартире и при наличии воли на вселение в нее, в праве пользования этим имуществом они фактически ограничены ввиду отсутствия доступа в квартиру и проживания в ней лиц, вселенных Николаевым Д.С. (л.д. 46).

Между тем суд апелляционной инстанции указанные обстоятельства в нарушение вышеприведенных норм права не учел, не определил их в качестве юридически значимых для правильного разрешения спора и не дал им правовой оценки.

В силу изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 14 марта 2016 г. в части отмены решения суда первой инстанции об удовлетворении иска Шевчишиной М.Е. к Николаеву Д.С о признании права собственности на квартиру, отказе в удовлетворении встречного иска Николаева Д.С. к Шевчишиной М.Е. о разделе квартиры и принятия нового решения о разделе квартиры подлежит отмене с направлением дела в указанной части на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить дело в соответствии с установленными обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 14 марта 2016 г. в части отмены решения Реутовского городского суда Московской области от 19 ноября 2015 г. об удовлетворении иска Шевчишиной М.Е. к Николаеву Д.С. о признании права собственности на квартиру, расположенную по адресу: область,,

отказе в удовлетворении встречного иска Николаева Д.С. к Шевчишиной М.Е. о разделе квартиры и принятия нового решения о разделе квартиры отменить, дело в указанной части направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции Председательствующий

Судьи


Комментарии ()