Решение Верховного суда: Определение N 85-КГ15-6 от 07.07.2015 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№ 85-КП5-6

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 7 июля 2015 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской

Федерации в составе

председательствующего Кликушина А. А.,

судей Вавилычевой Т.Ю. и Назаренко Т.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Жукова

Д И к Ивановой О Н о взыскании денежной

компенсации в счет причитающейся доли в имуществе супругов

по кассационной жалобе представителя Жукова Д.И. - Макуровой Э.Ю.

на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам

Калужского областного суда от 1 сентября 2014 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации

Вавилычевой Т.Ю., объяснения Жукова Д.И., его представителя - адвоката

Макуровой Э.Ю., поддержавших доводы кассационной жалобы,

Иванову О.Н., ее представителя Поливоду Б.И., возражавших против

удовлетворения жалобы,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской

Федерации

установила:

Жуков Д.И. обратился в суд с иском к Ивановой О.Н. о взыскании

денежной компенсации в счет причитающейся ему доли в общем имуществе

супругов в размере руб., мотивировав свои требования тем, что с

24 апреля 1999 г. по 10 марта 2009 г. состоял в браке с Ивановой О.Н.

В период брака приобретена квартира, расположенная по адресу:.

Раздел общего имущества сторонами не производился, при этом они пришли к соглашению о том, что после отчуждения указанной квартиры ответчик передаст истцу половину полученных от ее продажи денежных средств.

Летом 2011 года Жукову Д.И. стало известно об отчуждении квартиры ответчиком по договору купли-продажи от 2 июня 2011 г. По мнению истца денежные средства в размере руб., полученные от продажи спорной квартиры, являются общим имуществом, и в его пользу подлежит взысканию /4 доли от этой суммы.

Решением Обнинского городского суда Калужской области от 17 июня 2014 г. иск удовлетворен.

С Ивановой О.Н. в пользу Жукова Д.И. взыскана денежная компенсация в счет причитающейся ему доли в общем имуществе супругов в сумме

руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Калужского областного суда от 1 сентября 2014 г. указанное выше решение отменено, Жукову Д.И. отказано в удовлетворении иска.

В кассационной жалобе заявителем ставится вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации и отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Калужского областного суда от 1 сентября 2014 г. ввиду существенного нарушения норм материального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 28 мая 2015 г. Вавилычевой Т.Ю. кассационная жалоба заявителя с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по

гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются предусмотренные статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основания для отмены апелляционного определения.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Такие нарушения норм материального права были допущены судом

апелляционной инстанции.

Как установлено судом и следует из материалов дела, стороны состояли

в браке с 24 апреля 1999 г. (л.д. 12). На основании решения мирового судьи

судебного участка № 16 г. Обнинска от 24 февраля 2009 г. брак между

Жуковым Д.И. и Жуковой О.Н. прекращен 10 марта 2009 г., после расторжения брака Жуковой О.Н. присвоена фамилия Иванова (л.д. 67).

В период брака по договору купли-продажи от 5 июня 2002 г. стороны приобрели квартиру области, право собственности на которую было зарегистрировано на Жукову (Иванову) О.Н. (л.д. 16).

После расторжения брака 31 октября 2009 г. Жуков Д.И. оформил нотариальное согласие на отчуждение квартиры (л.д. 68).

2 июня 2011 г. ответчиком квартира продана за руб. (л.д. 17, 18), денежные средства в размере, пропорциональном доле истца в общем имуществе, ему не переданы.

Разрешая спор и удовлетворяя иск Жукова Д.И., суд первой инстанции пришел к выводу о том, что спорная квартира является совместно нажитым имуществом, полученные от ее продажи денежные средства подлежат разделу пропорционально долям супругов в общем имуществе, срок исковой давности о применении которого заявлено ответчиком, не пропущен, поскольку о нарушении прав истец узнал после продажи квартиры в июне 2011 года, иск в суд подан 26 февраля 2014 г., то есть в пределах трехлетнего срока исковой давности.

Отменяя решение суда и отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд апелляционной инстанции исходил из того, что с момента прекращения семейных отношений и расторжения брака спорная квартира в

пользовании Жукова Д.И. не находилась, им выдано согласие на отчуждение данной квартиры, из содержания которого следует, что местом жительства

истца является иное жилое помещение.

С учетом изложенного суд апелляционной инстанции пришел к выводу о

том, что днем, когда Жуков Д.И. узнал или должен был узнать о нарушении

своего права, является момент прекращения брака, в связи с чем по

требованиям истца срок исковой давности истек 11 марта 2012 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской

Федерации считает, что с выводами суда апелляционной инстанции

согласиться нельзя, поскольку они основаны на неправильном толковании и

применении норм материального права.

Согласно пункту 1 статьи 38 Семейного кодекса Российской Федерации

раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период

брака, так и после его расторжения по требованию любого из супругов.

Пунктом 7 статьи 38 Семейного кодекса Российской Федерации

предусмотрено, что к требованиям супругов о разделе общего имущества

супругов, брак которых расторгнут, применяется трехлетний срок исковой

давности.

В соответствии с пунктом 1 статьи 200 Гражданского кодекса

Российской Федерации течение срока исковой давности начинается со дня,

когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

В пункте 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской

Федерации от 5 ноября 1998 г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» разъяснено, что течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут (пункт 7 статьи 38 Семейного кодекса Российской Федерации следует исчислять не со времени прекращения брака (дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния при расторжении брака в органах записи актов гражданского состояния, а при расторжении брака в суде - дня вступления в законную силу решения), а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (пункт 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Однако суд апелляционной инстанции срок исковой давности по требованиям Жукова Д.И. о разделе общего имущества супругов исчислял не с того дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а с момента прекращения брака между сторонами, то есть с 10 марта 2009 г., что противоречит приведенным выше нормам Семейного кодекса Российской Федерации, Гражданского кодекса Российской Федерации и разъяснениям по их применению, данным Пленумом Верховного Суда Российской Федерации а также фактическим обстоятельствам дела, установленным судом.

Судом установлено, что квартира была приобретена Жуковой (Ивановой) О.Н. по договору купли-продажи от 5 июня 2002 г., то есть в период брака с Жуковым Д.И. и в силу статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации это имущество являлось общей совместной собственностью супругов. После расторжения брака раздел имущества супругами не производился. Квартира была реализована Жуковой (Ивановой) О.Н., в связи с чем денежные средства, полученные от продажи данной квартиры, также в силу статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации относятся к общему имуществу.

Жуков Д.И. в обоснование своих требований о разделе общего имущества супругов указывал на то, что после расторжения брака между сторонами было достигнуто соглашение о продаже квартиры и разделе денежных средств, полученных от ее реализации в равных долях, в связи с чем 31 октября 2009 г. Жуков Д.И. оформил нотариальное согласие на отчуждение квартиры. Спор по поводу раздела совместно нажитого имущества начался

после продажи квартиры, когда, несмотря на достигнутую договоренность Иванова О.Н. отказалась передать Жукову Д.И. половину вырученных от

продажи квартиры денежных средств. Именно с этого времени истец счел

свои права нарушенными, поэтому трехлетний срок исковой давности на

момент его обращения в феврале 2014 года в суд за защитой своих прав им не

пропущен.

Данные обстоятельства нашли свое подтверждение при разбирательстве

дела в суде первой инстанции, получили соответствующую правовую оценку

суда исходя из положений семейного и гражданского законодательства и

пункта 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от

5 ноября 1998 г. № 15 и были учтены судом при исчислении срока исковой давности для требования о разделе совместно нажитого имущества супругов брак которых расторгнут (пункт 7 статьи 38 Семейного кодекса Российской Федерации), а именно с момента, когда бывшему супругу стало известно о нарушении своего права на общее имущество, в данном случае с июня 2011 года, когда Жукову Д.И. стало известно об отчуждении квартиры Жуковой (Ивановой) О.Н. по договору купли-продажи, когда у него (Жукова Д.И возникло право на получение денежных средств в размере пропорциональном его доле в общем имуществе супругов.

Ссылка суда апелляционной инстанции в обоснование вывода о пропуске Жуковым Д.И. предусмотренного пунктом 7 статьи 38 Семейного кодекса Российской Федерации срока исковой давности по требованию о разделе спорного имущества на то, что с момента прекращения семейных отношений и расторжения брака спорная квартира в пользовании Жукова Д.И не находилась, поэтому у суда первой инстанции не имелось оснований считать его право на это имущество нарушенным в 2009 году, несостоятельна Срок исковой давности по требованиям о разделе общего имущества супругов брак которых расторгнут, исчисляется с момента, когда бывшему супругу стало известно о нарушении своего права на общее имущество, а не с момента возникновения иных обстоятельств (прекращение брака, неиспользование спорного имущества и т.п.).

При этом наличие согласия Жукова Д.И. на отчуждение спорной квартиры не свидетельствует о его отказе от причитающейся ему доли в общем имуществе супругов. Действующим законодательством не установлен обязательный способ раздела совместно нажитого имущества, в связи с чем супруги, в том числе и бывшие супруги, вправе сами определить способ такого раздела, одним из которых может быть продажа общего имущества и последующий раздел денежных средств, вырученных от реализации совместно нажитого имущества.

Как установлено судом, после расторжения брака раздел имущества между бывшими супругами не производился, спора о порядке пользования

имуществом не имелось, поэтому до момента продажи квартиры в отношении

ее сохранялся режим совместной собственности и права Жукова Д.И.

нарушены не были. Права Жукова Д.И. на получение половины денежных

средств, вырученных от продажи квартиры, не могли быть нарушены ранее,

чем это имущество было продано и Жукову Д.И. стало известно о факте

продажи квартиры.

Судебная коллегия находит, что допущенные судом апелляционной

инстанции нарушения норм материального права являются существенными,

они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление

и защита нарушенных прав и законных интересов Жукова Д.И., в связи с чем

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам

Калужского областного суда от 1 сентября 2014 г. подлежит отмене с

оставлением в силе решения суда первой инстанции, поскольку суд первой инстанции правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела и истолковал нормы материального права, подлежащие применению к отношениям сторон, на основании чего пришел к правомерному выводу о том что предусмотренный для раздела общего имущества супругов пунктом 7 статьи 38 Семейного кодекса Российской Федерации трехлетний срок исковой давности, о применении которого заявлено ответчиком, Жуковым Д.И пропущен не был.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калужского областного суда от 1 сентября 2014 г. отменить, оставить в силе решение Обнинского городского суда Калужской области от 17 июня 2014 г Председательствующий


Комментарии ()

    Судебная практика по статье 38 СК РФ